Приют на острове

Возрождение музея и монастыря на Соловках местному бизнесу особого выбора не оставляет: самый большой спрос — в сфере обслуживания. Или гостеприимства, как здесь говорят — гостиницы, кафе, извоз, развлечения. Первая бизнес-волна накрыла остров в 90-е годы: в предпринимательство подались местные, рынок услуг был прост и незатейлив. В последние лет пять начал подтягиваться крупняк — из Архангельска, Питера, Москвы: появились разные уровни гостиничного обслуживания. В недавно построенном «Соловки-отеле» (120 долларов в сутки) не стыдно принять уже и VIP-гостей, чей приезд небесполезен для возрождающейся территории. Но реальной конкурентной среды на Соловках пока что нет: те из местных, кто искал счастья на стороне, как правило, возвращались обратно, не выдержав жестких условий материка. Соловецкое предпринимательство развивается, но оно еще в пеленках.

Катя ГригорьеваЛучше всего о бизнес-среде на Соловках расскажет success story Кати Григорьевой, хозяйки гостиницы «Приют», которая ведет свое дело уже десять лет. И даже больше, если учесть, что она унаследовала его от родителей, первопроходцев в сфере островной свободной экономики. Уроженка Ленинграда, Катя приехала в 1984 году с родителями на Соловки, куда семья попала фактически случайно. Купили дом с видом на монастырь и взяли в банке кредит, чтобы расширить его и обустроить. Жилье готовили для себя, но, поскольку кредит надо было возвращать, решили принимать гостей: тогда как раз закрылась располагавшаяся в монастыре турбаза.

Катины родители, оказавшиеся людьми предприимчивыми, занялись еще и извозом: завели лошадь, где-то добыли и отремонтировали оригинальную повозку и развозили по острову пассажиров, приехавших на Соловки морем. Постепенно бизнес укреплялся, стало не хватать оперативного простора, и родители подались в Карелию на поиски партнеров. Там, однако, что-то не сложилось, и семья принимает резкое решение — ликвидировать все и уехать в Аргентину. Там было проще всего с видом на жительство. Катя с мужем остались, чтобы продать имущество. Но в 1992-м грянул, по выражению Кати, первый дефолт — отпуск цен, съевший все сбережения. Покупателей на гостиницу не находилось, денег на Аргентину тоже не было. Время шло, и в 1995-м история повторилась: местная администрация попросила приютить командировочных, которых решительно некуда было селить. С тех пор прошло десять лет.

Сегодня «Приют» — несмотря на отсутствие звезд, одна из лучших гостиниц на острове. Многие считают ее лучшей. На самом деле по уровню комфорта этот домашний пансион легко тянет на категорию «три звезды». Клиенты — в основном иностранцы, как известно, очень чувствительные к соотношению «цена-качество». Интерьеры — в стиле русского «кантри» (классического для соловецких гостиниц), лучшие номера стоят 35 долларов в сутки (без питания).

«Деньги — не самая большая проблема, — делится Катя своим опытом. — Первые трудности — классические — мы испытали с налоговиками, пожарниками и санэпидстанцией. Я была настолько наивна и романтична, что не догадывалась дать взятку, когда пожарник убеждал меня, что наш дом лучше сразу сломать, потому что он все равно сгорит. За это меня и били так больно семь лет кряду. Более или менее свободно вздохнуть мы смогли лишь года три назад, и сегодня самое проблемное — доставка с материка необходимых грузов, в частности стройматериалов».

Есть, правда, еще одна сложность, с которой на Соловках сталкивается каждый работодатель. Катя с мужем не могут взять отпуск — не на кого оставить дело. В этом году наняли на сезон двоих помощников — на работу с документами и на уборку, но Кате не нравится: «Я бы сделала лучше». А уж управляющего найти и вовсе нереально. Проблема здешних мест не в том, что негде работать, а в том, что люди мало что умеют делать хорошо. И музей, и местная власть вынуждены нанимать работников на стороне. Кате еще повезло: у ее мужа Димы руки, что называется, растут откуда надо. Все строительные работы, коммуникации, отопление, установку оборудования он делал сам, а ведь сегодня гостиница — это уже четыре строения. Кстати, Дима — уроженец этих мест: его бабушка приехала на Большой Соловецкий еще до войны, с партией обслуги для открывшейся здесь в 1939-м Школы юнг.

Катя согласна, что реальная конкурентная среда пока не сложилась: у каждой гостиницы своя ниша и все мирно уживаются. Если кому-то у Кати кажется дорого, она звонит соседям, где подешевле. Если у нее нет мест, она делает то же самое. Постояльцев хватает на всех, и бизнес можно расширять.

Такие мысли есть, но Катя не торопится: сначала надо ликвидировать недоделки (стороннему глазу, кстати, они не заметны), но Катя, судя по всему, перфекционистка. При этом она понимает, что такие действия экономически неграмотны: надо расширяться, зарабатывать деньги, а уж потом все доводить до ума.

У нее есть диплом об окончании торгово-экономического института, но, на ее взгляд, для ведения частного бизнеса никакого специального образования не требуется: «Как жизнь меня научила, так и делаю». Ездили, правда, в Норвегию перенимать опыт — пригласили постояльцы. Было интересно: в семейных пансионах осматривали кухонное оборудование, винные погреба, столовые. Видели небольшие государственные гостиницы в сельской местности — их тоже называют «приютами».

Если бы удалось получить в собственность арендуемую землю, можно было бы поставить несколько летних щитовых домов с чистыми, удобными, но дешевыми номерами — без туалета и душа в номере. Хорошо бы также надстроить второй этаж кафе и там оборудовать простые места для тех, кто приезжает на Соловки работать: кровать, стол, стул и подключение интернета, чтобы было куда воткнуть ноутбук. «Сейчас все делают дорогие места, а есть потребность как раз в дешевых, чистых, приличных — для тех, кто селится в поселке в бараках и сараях, — делится Катя результатами маркетинговых исследований. — Конечно, все надо считать, но хочется, чтобы такое место стоило не больше трехсот рублей в сутки без кормежки. Туалет может быть простой, так называемый самопадный — его можно сделать гигиеничным. Норвежцы, кстати, очень любят такие туалеты — это близко к природе».

И наконец, голубая Катина мечта — откупить барак на холме (там располагалась администрация лагерей, а сейчас живут люди) и оборудовать в нем магазины, может быть, кафе: «Это строение очень удачно расположено, может получиться хорошо». Но эти планы Катя пока лишь обдумывает — предвидит сложности с землей. «Приют» очень удачно расположен — в самом центре Большого Соловецкого. Земля частью в собственности (в конце 80-х она была передана Катиным родителям бесплатно), частью — в аренде. И поскольку с тех пор земля сильно возросла в цене, Катя не рассчитывает получить ее даром. А покупать — пока не готова. На этом месте наша беседа с Катей была прервана серьезными обстоятельствами: позвонили клиенты из Москвы, чтобы застолбить шесть мест на Новый год. Было начало сентября.

«Эксперт», 3 октября 2005 г.

Версия для печати