Альманах «Соловецкое море». № 9. 2010 г.

Старец Паисий Святогорец о России:

Интервью с монахом Паисием, насельником кельи свв. Архангелов монастыря Хиландар (Святая Гора Афон)

— Дорогой отец Паисий, мы рады Вас приветствовать в России и благодарим Вас за возможность поговорить о святом старце Паисии Святогорце († 1994), которого Вы хорошо знали и с которым общались на протяжении долгого времени. В последние годы благодаря рассказам паломников, побывавших на Афоне, благодаря книгам бесед и писем старца, переведенным на русский язык, многие верующие люди в России узнали об этом удивительном праведнике и искренне полюбили его. Простота и глубина старца, его жизнь, исполненная настоящего христианского подвига, его поразительная, жертвенная любовь к людям не могли не тронуть сердца русских христиан и оказались созвучны тому представлению о святости, которым так дорожит русское религиозное сознание. Мы знаем, что старец Паисий обнимал своей молитвой весь мир, страдающий в путах греха, не забывая при этом и о нашей стране. Слышали ли Вы от него какие-то слова о России, о Русской Церкви?

— Я благодарен Богу за то, что Он удостоил меня иметь общение со святым старцем Паисием и получить от него благословение! Это великий дар Божий! В то время я подвизался в монастыре Кутлумуш, к которому была приписана келья старца, и часто посещал его, постоянно общаясь с ним в течение примерно двенадцати лет. В последние годы своей жизни старец после десятилетий аскезы и подвига имел уже большой опыт духовной жизни, открыто и щедро дарил плоды благодати Божией. Я помню слова одного простого, но мудрого паломника, рассказавшего мне, что когда он в первый раз увидел старца, открывшего ему дверь своей кельи, то вдруг понял, для чего же Господь сотворил человека. Я согласен с ним: лицо старца явно освещалось присутствием благодати Божией.

Святой человек преодолевает национальные границы и принадлежит уже всему миру, потому что своей молитвой и сердцем он принимает в объятия каждого человека, живущего на земле. Старец говорил, что монах оставляет свою малую семью, родных по плоти и входит в большую семью Адама. Я хорошо помню, как он с болью говорил нам о войне в Ираке в 1992 году. С самого начала войны, которая вспыхнула ночью, он духовным зрением («через духовный телевизор») видел все, что там происходило, и молился с болью в сердце.

О советском режиме, который существовал в России, старец говорил всегда с болью и переживанием. Я помню, как однажды, в день памяти св. Паисия, мы пошли к нему в келью, чтобы поздравить его с именинами. Это было 19 июня 1988 года. Он говорил нам тогда о Божественном правосудии, которое возносит Господь к народам. Он говорил о еврейском народе, о его Вавилонском пленении. Господь попустил, чтобы этот народ попал под иго Вавилона на семьдесят пять лет. Мудрость Божия, говорил нам старец, допустила, чтобы грешное поколение прожило в пленении, искупая, таким образом, часть своих грехов. Следующее поколение своими страданиями и трудами искупило те грехи, которые остались, и уже приняло часть чистых даров утраченной ранее благодати Божией. Третье поколение, которое не имело никакой вины в случившемся, уже получило дары сполна и возвратилось на свою землю очищенным. «То же самое, — продолжал старец, — будет и с русским народом, которому по его грехам Господь попустил в 1917 году попасть под власть большевиков». Старец тогда повернулся к одному монаху и спросил:

— Три поколения по двадцать пять лет, сколько всего получается?

— Семьдесят пять, — ответил тот.

— Прибавь еще семнадцать, потому что в 1917 году возник этот режим. Сколько всего получается?

— Девяносто два.

— Ну вот, помни, что в 1992 году по воле Божией все переменится, и Россия выйдет из этого пламени очищенной.

Все наши отцы хранили у себя в памяти эти удивительные слова старца. Мы, конечно, пребывали в волнении, ожидая, что будет. Тогда невероятно было представить падение такого мощного государственного строя, какой был в вашей стране. Мы ждали до тех пор, пока в 1992 году слова старца не исполнились. Я знаю еще двух человек, которым старец говорил о падении советского режима. Первому из них старец говорил, что Господь не допустит сохранения атеизма дальше третьего поколения, чтобы не была прервана нить веры, когда бабушки передают веру своим внукам. Советская власть пытается отравить веру народа, но любовь Божия не допустит этого до конца, и сети богоборческой власти сгниют, они больше не смогут удерживать народ.

— Благодарим Вас за это драгоценное воспоминание! Пророчество старца Паисия о нашей стране сбылось, и не остается сомнения, что постепенное, подчас трудное возвращение нашего народа к вере произошло по молитвам многих святых и праведников, в числе которых был и ваш благодатный собеседник, живший так далеко от России в своей маленькой келье на склоне Афонской горы. Может быть, отец Паисий, Вы припомните что-то еще из слов старца о нашей стране?

— Я должен сказать о человеке, который посвятил старца в великую схиму и был его духовником. Это отец Тихон, русский по происхождению, один из великих аскетов Святой Горы. Старец Паисий рассказывал нам о том, как отец Тихон болел душой о людях, которые страдают под игом безбожной власти в России. Он часто говорил ему со слезами на глазах: «Чадо мое, все еще продолжается врачевание (κανόνας) России!» Старец Паисий говорил, что Господь попустил это, потому что мирская и церковная власть до революции равнодушно относилась к страждущему русскому народу, живя в неописуемой роскоши. Строились большие храмы с большими колоколами, золотыми паникадилами, а народ при этом жил в муках. Следствием такой жизни стало установление в России коммунизма. Все это старец говорил с болью и любовью во Христе.

Я желаю всем нам, чтобы милостивый Господь помог благочестивому русскому народу, перенесшему столько страданий, вновь расцвести в вере и любви к распятому Христу. Я верю, что молитвы старца Паисия и всех святых помогут России принести еще больший и обильный плод.

Старец Паисий Святогорец (Арсениос Эзнепидис, 25 июля 1924 г., Фарасы, Каппадокия — 12 июля 1994 г., Суроти, Греция) — схимонах, насельник Афонской горы, один из самых уважаемых подвижников и духовных светил греческого народа XX в., известный своими духовными наставлениями и аскетической жизнью. Последний отрезок земной жизни (с 1978 г.) провел в келии Панагуда монастыря Кутлумуш, куда к нему приходили тысячи людей. Скончался после тяжелой болезни 12 июля 1994 г. неподалеку от Салоник в монастыре св. Иоанна Богослова (Суроти), где и был похоронен. Могила старца cтала местом паломничества православных со всего мира.

С отцом Паисием беседовал Алексей Лаушкин.
Перевод с греческого Всеволода Бабицкого.

Версия для печати