Альманах «Соловецкое море». № 8. 2009 г.

А. Авдеев, Д. Володихин, В. Буров

Полемика о каменном кресте прп. Савватия Соловецкого

Александр Авдеев

Еще раз о кресте преподобного Савватия Соловецкого

Статья (pdf, 500 Kb)

Авдеев Александр Григорьевич
Кандидат исторических наук, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, учитель истории школы-интерната «Интеллектуал». Сфера научных интересов — эпиграфика.

Дмитрий Володихин

Могильный крест преподобного Савватия Соловецкого

Эта публикация представляет собой реплику на дискуссию, начавшуюся на страницах альманаха по поводу надписи в нижней части креста св. Савватия. В частности, речь идет о статьях «Путешествие каменного „келейного креста“ преподобного Савватия» В.А. Бурова и «Еще раз о кресте преподобного Савватия Соловецкого» А.Г. Авдеева.

На мой взгляд, надпись, вырезанная в нижней части креста, читается следующим образом: «Кр(е)стъ Саватiа чюдот(во)рца мо(г)iлнои»1.

Над словом «мо(г)iлнои» стоит знак сокращения — сокращена буква «г». Под этим знаком видна крупная точка над «i» (ее А.Г. Авдеев трактует как «ч»). Сама литера «i» совмещена со второй (правой) вертикальной линией литеры «м». Дальше следует совершенно отчетливый конец слова, буквосочетание «лнои», которое, кажется, ни у кого из современных исследователей не вызывает сомнений и не дает никаких разночтений.

Начальная буква непонятного слова, как уже говорилось, — «м». К первой (левой) вертикальной линии добавлена петелька, которая составляет вместе с ней литеру «а» — последнюю в слове «чюдот(во)рца». Что же касается двух изогнутых наклонных линий в середине буквы «м», то они, на мой взгляд, встречаясь, продолжаются дальше и описывают круг. Эта петля образует под буквой «м» еще одну литеру — «о». Лигатура не столь уж редкая. Что же касается вертикальной линии, которая пересекает левую изогнутую наклонную линию, то она представляет собой либо выбоину, либо позднейшую попытку по-новому «прочитать» слово, смысл которого монастырскими «грамотеями» в XIX в. был утрачен.

Аргументы В.А. Бурова о трудностях перевозки по морю тяжелого каменного креста во времена прпп. Германа и Савватия — в том случае, если крест был привезен на остров самими подвижниками, представляются разумными. Кроме того, исследователь резонно относит памятник к числу «намогильных» или «поминальных». Правда, для XVI в. они уже редкость. В это время в большинстве случаев использовались известняковые или керамические плиты, а также простые деревянные кресты.

Когда такой крест мог появиться на Соловках? Надпись на тыльной стороне креста свидетельствует о неких действиях настоятеля Филиппа (1546–1566 гг.), связанных с обретением этого предмета. Там сказано: «взысканием и потружением от игумена Филиппа» (согласимся с чтением А.Г. Авдеева). Вырезать крест из местного материала не могли, и тут В.А. Буров совершенно прав: известняк завозится на Соловки, на архипелаге его отыскать невозможно. По всей видимости, крест был либо заказан свт. Филиппом на материке, либо взят с прежней могилы св. Савватия у реки Сороки (приток Выга), близ Троицкого храма.

Останки прп. Савватия вывез на Соловки прп. Зосима еще в 70-х гг. XV в. Если предположить, что на савватиевской могиле или у стены церкви уже был каменный крест, то Зосима его не взял с собой, поскольку в описях монастырского имущества за 1514 и 1549 гг. он отсутствует. О нем также не говорится в житийном описании гробницы Савватия, что еще более показательно. Таким образом, скорее всего, произошло одно из двух:

а) игумен Филипп приказал забрать крест с могилы;

б) игумен Филипп распорядился заказать крест на материке и привезти в Соловецкий монастырь.

Из этих двух вариантов первый выглядит предпочтительнее. Прп. Зосима ничего, помимо останков прп. Савватия, забрать, очевидно, не мог, ведь кладбищенская земля находилась не в его ведении. А вот у игумена Филиппа имелась возможность отдать такое повеление, поскольку около 1550 г. эта земля была пожалована Соловецкой обители, и настоятель получил право распоряжаться там как полновластный хозяин. На кресте обозначена дата обретения креста соловецкими иноками, а именно 7064 (1555/1556) г., т.е. всего через несколько лет после пожалования участка. Тогда-то в нижней части креста и появилась надпись, свидетельствующая о том, что он взят с места погребения прп. Савватия. Изначально, по всей видимости, ее не существовало. Если бы крест вырезали по заказу при Филиппе, зачем бы на нем появилось разъясняющее слово «могильный»: и без того ясно, для какой роли предназначен крест, установленный при месте погребения. Да и не резали в XVI столетии таких слов на надгробных крестах и плитах — нет таких примеров, хотя подобного рода надписи отлично изучены еще В.Б. Гиршбергом2. А вот пояснить появление памятника там, где его раньше не было, удостоверить, что это именно тот самый крест с кладбища на реке Сороке — логично.

Транспортировка креста по морю в монастырь, видимо, и есть, «взыскание» и «потружение» Филиппово, о котором сказано на тыльной стороне.

В 1566 г. мощи преподобных Зосимы и Савватия были извлечены из старых гробниц, переложены в новые раки и перенесены в посвященный им придел недавно возведенного Спасо-Преображенского собора3. Крест, очевидно, остался снаружи на улице или был перенесен на монастырское кладбище. Опись 1570 г. его не знает, поскольку он не попал вместе с мощами в собор. Монастырские описи вообще «уловят» его лишь в XVII столетии, когда он окажется в гробнице преподобного Германа Соловецкого.

Володихин Дмитрий Михайлович
Кандидат исторических наук, доцент, преподаватель исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член СП России, член Коллегии ЛФГ «Бастион», председатель Координационного совета Лиги консервативной журналистики.

Владимир Буров

Крест преподобного Савватия: новые трактовки

Обсуждение вопроса о кресте прп. Савватия приветствую, поскольку в предлагаемых статьях А.Г. Авдеева и Д.М. Володихина высказаны некоторые новые идеи и обозначены альтернативные подходы для установления исторической истины.

Прежде всего остановлюсь на прочтении надписи на самом кресте. После моей статьи теперь уже определенно можно говорить, что крест не «келейный». И это, пожалуй, самый важный итог дискуссии.

У исследователей сомнение вызвало прочтение неясного слова на лицевой стороне креста — «МОЛЕЛНОЙ», «НАЧАЛНОЙ» или «МОГИЛНОЙ». Первой моей версией при беглом прочтении было именно слово «МОГИЛНОЙ», что и предлагает сейчас Д.М. Володихин. Это логично, так как крест находился в Германовской часовне, где ранее располагалась могила Савватия. Но такое чтение вызвало у меня сомнение, так как в надписи стояли подряд две буквы «Л». В 2003 г., находясь на Соловках, Е.В. Крушельницкая и Т.Б. Карбасова предложили вариант прочтения «М(О)Л(Е)ЛНОЙ». С этим я согласился, тем более что, как позже выяснилось, описи 1775 и 1780 гг. трактуют его как «моление преподобнаго отца Савватия чудотворца».

Что касается прочтения этой надписи А.Г. Авдеевым как «НАЧАЛНОЙ», то здесь многое зависит от первой буквы: «М» или «Н». Следует сразу отметить, что крест перенес и плохие условия хранения, и неоднократную транспортировку, и реставрацию, и покраску. Надпись дошла до нас в плохом состоянии. Важно знать, как выглядела она до реставрации. А.В. Сошина любезно передала мне фотографию памятника как раз на тот момент. На ней в первой букве спорного слова отчетливо различима малая вертикальная черточка, перпендикулярная короткой центральной перекладине, между двумя параллельными стойками (см. фото). У меня не вызывает сомнения, что первая буква все же «М».

Позволю еще две маленькие полемические реплики. Если каменный крест как святыня первоначально находился в Савватиево и отмечал там святое место, откуда взяла начало обитель, то зачем его надо было переносить на территорию монастыря в часовню, да еще на место погребения святого? Я писал о том, что данный крест был поставлен Филиппом для обозначения места погребения преподобного накануне переноса его мощей в Спасо-Преображенский собор. И здесь уместен пример, приведенный самим А.Г. Авдеевым с каменным крестом, установленным на месте обнаружения тела св. Прокопия Устюжского для поклонения (моления).

А.Г. Авдеев находит палеографические параллели надписи в датированных эпиграфических памятниках 1485–1501 гг. и считает, что надпись была выполнена примерно 50–60 лет спустя преставления прп. Савватия (27 сентября 1435 г.). В качестве дополнительного аргумента он обращает внимание на то, что в надписи подвижник именуется «чюдотворцем», что, по его мнению, свидетельствует о его пока еще местном почитании (общерусская канонизация прпп. Зосимы и Савватия Соловецких состоялась в 1547 г.). Но до проведения детального палеографического анализа надписи вопрос о времени ее создания остается открытым. Становление же Зосимо-Савватиевского культа на Соловках фиксируется в актовых документах не ранее 1519 г. 4 Первые же редакции Жития Зосимы и Савватия игумена Досифея и митрополита Спиридона Саввы относятся к концу ХV – началу ХVI вв. Это также ничего не подтверждает.

Дискуссия дает возможность вернуться к надписи на оборотной стороне креста, как оказалось, современной Филиппу: «ВЗЫСКАНИЕМ И ПОТРУЖЕНИЕМ ОТ ИГУМЕНА ФИЛИППА». Слово «взыскание» я трактовал как розыск, «потружение» — как труд, результат труда, произведение, что крест сделан Филиппом. На самом деле здесь не все однозначно. «Потружение» — труд, старание, религиозный подвиг, подвижничество5. «Взыскание» имеет и другие значения: пожалование, вознаграждение, требование, просьба, наказ6. Иными словами, речь идет не обязательно о розыске креста. Крест мог быть «Пожалованием и старанием от игумена Филиппа», т.е. выполнен в 1555/1556 гг. на средства Филиппа для обители. В таком случае предлог «от» уместен стилистически.

Буров Владимир Андронович
Родился в 1948 г. в Москве. Выпускник кафедры археологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН.

1 Курсивом даны выносные буквы, а в круглых скобках — сокращения. В.А. Буров предлагает чтение последнего слова «молелнои», А.Г.Авдеев — «началнои». В старинной монастырской историографии присутствует и еще один вариант — «келейной», но он явно неправдоподобен. [Досифей (Немчинов), архим. Летописец Соловецкой на четыре столетия. М., 1833. С. 24].

2 Гиршберг В. Б. Материалы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмосковья XIV–XVII вв. Ч. I. Надписи XIV–XVI вв. // Нумизматика и эпиграфика. Вып. I. М. 1960.

3 Мельник А.Г. Гробницы преподобных Зосимы и Савватия Соловецких XV–XVI вв. // Соловецкое море. Историко-литературный альманах. Архангельск – Москва, 2005. Вып. 4. С. 49.

4 Буров В.А. Название Соловецкого монастыря как исторический источник // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Материалы научной конференции 11–13 ноября 1997 г. Новгород, 1997. С. 76–80.

5 Словарь русского языка ХI–ХVII вв. М., 1975. Вып. 2. С. 164.

6 Там же. М., 1992. Вып. 18. С. 25–26.

Версия для печати