Альманах «Соловецкое море». № 8. 2009 г.

Алексей Крысанов

Судно начала ХХ века из поморского села Ворзогоры

Общий вид моделиОбщий вид модели

В Онежском историко-мемориальном музее хранится модель судна из дома крестьянина Леонтия Васильевича Гунина (1871 г.р., село Ворзогоры, Поморский берег Белого моря). Леонтий Васильевич занимался рыбным промыслом. Его сын Степан Леонтьевич Гунин ходил в советское время на шхуне «Персей» (первое в СССР научно-исследовательское судно) в Баренцевом море. Модель передана в музей их родными.

Размеры ворзогорской модели корпуса неизвестного судна:

— длина 1185 мм,
— ширина 345 мм,
— высота 275 мм.

Судно с острым носом и транцевой кормой. Из-за топорной работы трудно определить в каком масштабе делали модель. Транец выпилен из цельной доски, бортовые доски выструганы из лучины, толщиной от 3,5 до 4,2 мм. Когда в музее сняли часть палубных досок, то полностью открылся внутренний набор модели судна: подогнанные друг к другу киль, кильсон с кницами, шпангоуты. Стало возможным определить размер судна по килю и кильсону, изготовленным из целого ствола ели с корнем (торчащим вбок). По письменным источникам в конце XIX – начале XX в. при строительстве беломорских судов использовали бревна с корнем (кокорой) длиной до 5 саженей (около 8–10 м)1.

Илл. 1. Кокора из части корня и ствола ели (вид сбоку)Илл. 1. Кокора из части корня и ствола ели (вид сбоку)

Наиболее распространенным судном, имевшим такие же размеры киля, была шняка. Крупная шняка имела длину до 12 м (по грузовой ватерлинии), ширину 2,6 м, и глубину 0,8 м (по мидель-шпангоуту) при 5 набоях (рядах бортовых досок). Грузоподъемность 4 тонны. Открытая. Лишь на носу и корме легкие съемные палубы. Весь киль шняки состоял из одного бревна с кокорой, служившей основой форштевня. Ахтерштевень — кокора, закрепленная сверху на заднюю часть киля2 (Илл. 1).

В ворзогорской модели судна поражает запас продольной прочности корпуса, в отличие от шняки. В дополнении к килю с носовой кокорой поверх шпангоутов закреплен кильсон с кормовой кокорой. На кильсоне в носу дополнительно прикреплена фалстем-кница, она поддерживает сзади верхнюю часть составного форштевня (Илл. 4). Стрингеры, толщиной в половину дерева, идущие под бимсами, и палубная обшивка из досок дополняют мощь продольных связей. Всё это давало прочность раза в 2,5 большую, чем у шняки. Поперечную прочность корпуса обеспечивали 10 мощных составных шпангоутов: восемь шпангоутов, каждый из трех частей, соединенных деревянными нагелями, и два шпангоута из двух частей. Размеры шпангоута у киля модели 40ґ25 мм, у палубы — 30х20 мм.

Илл. 2. Судно из Ворзогор и поморская шняка. 1 – киль, 2 – кильсон, 3 – стем, 4 – кница, 5 – шпангоут, 6 – бимс, 7 – палуба, 8 – форштевень, 9 – ахтерштевень, 10 – люк в палубе

Если у шняки бортовая доска сшита внахлест (каждая следующая доска частично перекрывает предыдущую), то у ворзогорской модели обшивка вгладь. Доски модели грубо выструганы из щипаной лучины, толщина колеблется от 3,2 до 4,5 мм. Более аккуратно выструганы кромки нижних досок. Два нижних набоя составлены по длине из двух частей. Для большей прочности корпуса стыки разнесены на разные шпангоуты, симметрично с обоих бортов.

Бортовые доски, как в носовой, так и в кормовой части модели, слегка заужены на клин. Концы обшивочных досок приткнуты в шпунты фор- и ахтерштевней (Т-образных в сечении), и скрепляются с ними железными гвоздями. На киле модели, в отличие от шняки (с Т-образным килем), нет шпунта. Киль в сечении представляет прямоугольник, бортовая доска прижимается к нему боковой гранью.

Илл. 3. Модель судна из Ворзогор (вид сзади)

На шняке первый от киля набой вытёсывался с двоякою кривизною из соснового дерева, а не выгибался из обычной доски, как все остальные набои. Таким образом, обеспечивалось хорошее прилегание к килю, как в центре, так и в оконечностях (в носу и корме). Можно предположить, что и у ворзогорской модели два нижних набоя символизируют винтообразные доски, вытесанные топором из бревен. Стыковались из двух досок и выше расположенные набои шняки, но уже из-за нехватки длины обычной доски.

Палубные доски ворзогорской модели очень разные по ширине, мастер не придерживался пропорций (масштаба). Исходя из этого, можно предположить, что в действительности у ворзогорского судна бортовых набоев было на 3–5 больше, чем на самой модели. И доски в вышерасположенных набоях могли стыковаться по длине, как у шняки.

Илл. 4.Вид в нос от борта. В центре — кница, закрепленная на кильсоне. Справа, под бимсами — стрингер в полдерева.

Палубный люк 115x225 мм. Место под мачту не обозначено.

Можно предположить, что длина ворзогорского судна была сравнима с длиной шняки (около 12 м по грузовой ватерлинии). Но за счет широкой транцевой кормы и высоты борта (на ворзогорской модели 7 набоев, на шняке — 5) грузоподъемность была намного больше.

В начале XX в. поморы совершенствовали суда, на смену шняке грузоподъемностью 4–6 т стал приходить палубный парусный бот грузоподъемностью 5 т и более3. От шняки бот отличался наличием палубы и косым парусным вооружением, бортовой обшивкой вгладь. Модель ворзогорского судна очень похожа на бот. Парусное вооружение могло быть двухмачтовым.

1 Тихомиров В. Об условиях отпуска леса на судостроение в Архангельской губернии. Архангельск, 1903(?). С. 30–31.

2 Крысанов А. Тресковый промысел онежан на Мурмане (1850–1920 гг.) Онега, 2002. С. 10–57; Наймарк М. Несколько проектов по реконструкции традиционных шитых судов Русского Свевера // Соловецкое море. Историко-литературный альманах. Архангельск, М., 2004. Вып. 3. С. 9–28.

3 Материалы к познанию Русского рыболовства. СПб., 1913. Т. 2. Вып. 5. С. 37–47.

Крысанов Алексей Александрович

Директор Онежского историко-мемориального музея. Капитан пяти Онежских комплексных этнографических экспедиций по Лямицкому и Поморскому берегам Белого моря. Автор книг «Поморские промыслы (Онежский уезд 1861–1916 гг.)», «Тресковый промысел онежан на Мурмане (1850–1920 гг.)», соавтор книги «Не век жить — век вспоминать. Культура Поонежья и Онежского Поморья».

Версия для печати