Альманах «Соловецкое море». № 8. 2009 г.

Павел Филин

Белое море на старинных картах

В последние годы среди историков и любителей картографии проявился значительный интерес к изображению России на старинных, преимущественно западноевропейских, картах. Связано это, прежде всего, с повышением доступности первоисточников. Если раньше старинные карты было возможно увидеть только в спецхранилищах государственных библиотек, архивов и музеев, то сейчас большое число карт появилось в интернете — сканированные копии размещают как государственные учреждения по всему миру, так и частные галереи, антикварные салоны. Причем публикуется много редких и не анализировавшихся ранее историками-картографами материалов. Все это, с одной стороны, вызывает потребность в анализе и систематизации картографического материала. С другой стороны, в связи с тем, что публикуются исключительно западноевропейские источники, появляется диспропорция в восприятии памятников отечественной картографии — абсолютное большинство русских источников до сих пор недоступны широкой аудитории.

Предлагаемая статья посвящена основным этапам картографирования Белого моря. Она не претендует на полноту охвата материала, имеет просветительский характер и призвана обозначить лишь наиболее важные вехи в изображении Белого моря на картах. Хронологические рамки: середина XV в. — начало ХХ в.

Данная статья предваряет выставку «Белое море на старинных картах», которую проводит Соловецкий Морской музей в сотрудничестве с известными российскими коллекционерами и историками картографии — А.В. Постниковым, А.В. Булатовым (Интернет-проект «Картографическая Россика»), А. Лойтером, картографическими галереями и хранилищами Barry Lawrence Ruderman Antique Maps (USA), Antiquariaat Sanderus (Belgium), University Library (Amsterdam), Nederlands Scheepvaartmuseum (Amsterdam), British Library, Библиотекой Конгресса США, интернет-проектом «Кольские карты» и др.

Истории картографирования Белого моря посвящено несколько специальных работ. Среди них следует особо выделить следующие труды:

— Материалы по истории русской картографии В.А. Кордта, посвященные европейским гравированным географическим картам Севера России1.

— Работу М. Рейнеке «Гидрографическое описание Северного Берега России» 2. Во введении автором приведен обзор описей и карт Белого моря, где проанализированы как старинные западноевропейские карты, так и имеющиеся отечественные источники. Большим достоинством обзора является подробная характеристика работ отечественных исследователей и картографов на Белом море.

— Две статьи историка К.Н. Вальдмана: «Об изображении Белого моря на картах XV–XVII вв.» 3, «Кольский полуостров на картах XVI в.» 4. В указанных работах К.Н. Вальдман анализирует истоки картографирования Белого моря и Кольского полуострова, описывает представления западноевропейских картографов XVI–XVII вв. об очертаниях Белого моря и топографической нагрузке, делая попытку реконструировать объективную карту региона того периода.

— Статью Гюнтера Шилдера, опубликованную на английском языке5, в которой излагается подробная информация о картографировании Севера Европы и Арктики голландскими исследователями.

— Работы О.А. Красниковой6 и В.Л. Державина7, посвященные отдельным аспектам картографирования Белого моря и Русского Севера в целом.

— Книгу В.М. Пасецкого8, в которой подробно рассматриваются вопросы исследования Белого моря русским картографами и, прежде всего, М.Ф. Рейнеке.

В истории картографирования Белого моря условно можно выделить несколько этапов. Следует отметить сложность в их датировке — картографические источники, отражающие разные этапы представлений о Белом море, могли сосуществовать одновременно. Более того, архаичные карты могли воспроизводиться картографами уже после того, как стали известны более точные карты. Это вносит определенную путаницу в историю картографирования Белого моря (и не только). Тем не менее, попробуем выявить ключевые этапы.

Этап 1. Смутные представления о Белом море – Белом озере

Первые попытки изобразить Белое море относятся к XV в. Среди ранних изданий Птолемея особое место занимает небольшая карта Севера Европы датчанина Клавдия Клавуса, приложенная к итальянскому изданию «Географии» 1427 г. Здесь северную Скандинавию омывают три моря: Ледовитое (Congelatum mare), Мрака (Tenebrosum mare) и Спокойное (Quietum mare). В Спокойное море с цепью островов c юга впадает крупная река с островом в устье (Двина?). По мнению К.Н. Вальдмана, размещение на берегах этого залива земель дикой лопи (Wildhlapppela[n]di) и финской лопи (Findhlappia), его положение между 70 и 63 ° с.ш. говорит о том, что перед нами первое и достаточно верное изображение Белого моря9.

Важнейшим картографическим источником середины XV в. является карта мира венецианского монаха Фра Мауро, сохранившаяся в авторской копии 1459 г. Карта не имеет градусной сетки и ориентирована на юг (север, соответственно, внизу), что в дальнейшем будет характерно для русской картографической традиции. Целостной России, или Московии, еще нет, хотя на карте есть обобщающий текст: «Эта огромная область, называемая Россией (Rossiz) или Сарматией, простирается на востоке до Белого моря, на западе — до Немецкого моря, на юге — до Сарая и Кумани, а на севере — до Пермии10». На карте обозначено Белое море (El mar Bianco) как крупное озеро в Западной Сибири, удаленное от океана и связанное речной системой с левым берегом Волги — Эдель. Рядом с «Белым морем» присутствует надпись: «Это море тартары именуют Актенис (Hactenis), что означает Белое море; зимой оно все покрывается льдом» 11. Из надписи на карте также следует, что название «Белая Россия» 12 (Rossia Bianca) происходит от Белого моря. По мнению Б.А. Рыбакова, это море следует отождествлять с Белым озером. Одновременно на карте обозначен ряд речных систем, текущих на север в океан и напоминающих речную систему Северной Двины, а также заливы океана, которые можно принять за Белое море. По всей видимости, представления о Белом море и Белом озере были смутные и накладывались друг на друга.

Через 80 лет после Фра Мауро на знаменитой карте Севера Европы «Carta marina» Олауса Магнуса, напечатанной в Венеции в 1539 г., показано озеро «Lacus Albus» (Белое озеро) в котором исследователи видят изображение Кандалакшского залива Белого моря или агрегированное представление о трех водоемах: Белом море, Белом озере и Ладожском озере13. Белое озеро на карте Магнуса изображено рядом с восточной рамкой карты, и можно только предполагать, знал ли автор карты что-либо о более восточных регионах и Белом море.

Этап 2. Вымысел и реальность

Впервые достоверное изображение Белого моря с Соловецким монастырем на острове содержится на карте Московии Антония Вида, составленной с помощью боярина Ивана Васильевича Ляцкого в в конце 30-х – начале 40-х гг. XVI в. 14 Все географические названия даны не только по-латыни, но и по-русски. Название залива, в котором расположился Соловецкий монастырь, не указано. Учитывая, что южнее залива прослеживается крупная река, текущая по направлению к морю (Сев. Двина), складывается впечатление, что на карте показано не все Белое море, а только его залив (Онежский).

Основываясь на данных Антония Вида, абрис залива Белого моря был воспроизведен в Космографии Себастьяна Мюнстера 1544 г. и ряде других картографических работ.

На карте Европы Герарда Меркатора 1554 г. очертания залива с Соловецким монастырем те же, что и у Антония Вида, а сам залив приобрел название Грандвик. По мнению Вальдмана, Меркатор заимствовал данное название из работы Сакса Грамматика «История Дании». Во введении к своему труду Сакс писал, что в точке, от которой берег Норвегии поворачивает на восток, начинается большой залив Grandvik, который дальше расширяется15. Интересно, что в данной карте Меркатор совместил «Белое озеро» Олауса Магнуса и Грандвик, соединив их протокой. Позже традиция изображения Грандвика и Белого озера стала очень устойчивой и тиражировалась на многих картах XVI–XVII вв.

Особо следует отметить карту Сигизмунда Герберштейна 1546 г., австрийского посла, дважды бывавшего в России. На карте показана только южная часть Белого моря (Рис. 6). Хорошо прослеживаются два залива — Двинской с устьем р. Двина и Онежский с Соловецким монастырем. Такое изображение ближе к реальности, чем карты А. Вида и Меркатора, на которых были сильно разнесены залив с Соловками и Сев. Двина, впадавшая много восточнее.

Этап 3. «Европа открывает Белое море»

В 1553 г. английское общество «купцов-изыскателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещенных» отправило экспедицию для поиска северо-восточного прохода в Китай и Индию. Из трех кораблей только судно Ричарда Ченслера случайно оказалось в устье Северной Двины. Командовал кораблем Ченслера Стивен Борроу, который вторично побывал в Белом море в 1557 г. Результатом этих походов стала рукописная карта берегов Северной Европы, которую подготовил брат Стивена — Уильям Борроу16. Данная карта стала основой для ряда других карт, в частности, карты Московии Антония Дженкинсона 1562 г., крупного деятеля английской «Московской компании», шесть раз бывавшего в Москве17.

Со второй половины XVI в. в изучение северных морей стали активно включаться голландцы. В 1566 г. голландские купцы Симон ван Салинген и Мейер проплыли на лодке от Кандалакши до Керети, исследовав Кандалакшский залив. Результатом стала рукописная карта Севера Европы Симона Ван Салингена (1601 г.), особенно подробно показывающая изрезанный берег Кандалакшского залива18.

Труды голландских путешественников были сведены Корнелиусом Дутсом в 1589 г. в «Гидрографической карте, содержащей описание навигации как по Балтийскому морю, так и по Северному океану»19. Именно такой абрис Белого моря в дальнейшем был перенесен на карту полярных стран и Северной Европы Виллема Баренца (1598 г.) и карту Линсхотена.

Согласно Вальдману, впервые Белое море называется «Белым» — «Mare Album» — на карте Петра Планция 1592 г. 20

К вопросу о ранних русских картах

Русские чертежи XVI–XVII вв., подробно изображавшие Белое море, не сохранились. О существовании таковых мы можем судить по материалам «Книги Большому Чертежу», составленной в 1627 г. «по государеву указу» 21. В «Книге» имеется подробное описание побережья всего Белого моря — перечислены основные реки, впадающие в море, указаны расстояния между ними, обозначены населенные пункты. Вполне возможно, что несохранившийся чертеж (или «чертежи с урочищ») был основой для западноевропейских карт Белого моря XVI–XVII вв. (вероятнее всего, карт Гесселя Геритца и, возможно, Исаака Массы22).

Общий абрис Белого моря имеется на «Чертеже всех сибирских градов и земель» из «Чертежной книги Сибири» Семена Ремезова 1701 г. Кстати, море на этой карте называется Соловецким.

Существовали русские планы и отдельных участков Белого моря. Так, в Российском государственном архиве древних актов имеется дело 1684 г. «по челобитью Антониева-Сийского монастыря игумена Феодосия и братии о возвращении им Пулонгского, Сосновского и Орловского берегов с тонями, речками и угодьями в Кольском уезде, которыми неправильно завладел Воскресенский (Московского уезда) монастырь» 23. К этому делу прикладывалась карта спорных территорий, где обозначены тони — рыболовные участки, речки, лопарские погосты, рыболовецкие заборы в реках и др. информация.

Этап 4. Морские голландские атласы XVII в.

В середине – второй половине XVII в. в Голландии вышел ряд морских атласов, содержащих карты Белого моря. Среди них следует отметить атласы Ван Луна, Гооса24, Якоба Тёниса (Лоотсмана) 25, Ван Кёлена и др.

Крупнейшим произведением картографии XVII в. является атлас «Zee-Fakkel», выпущенный известным голландским картографом-издателем Ван Кёленом26. Ряд карт этого атласа посвящены Белому морю. М. Рейнеке подробно анализирует информацию этого атласа и приходит к выводу, что «лопарский, терский и зимний берега положены с описей мореплавателей, ходивших к устью реки Двины… Западная же часть Белого моря… равно как и Мезенский залив и Канинский берег, означены, вероятно, со слов наших промышленников, встречавшихся с голландцами на лопарском берегу и в устьях реки Двины» 27.

Рейнеке отмечает, что работа Ван Кёлена «с приложенной к нему краткою лоциею для входов к некоторым якорным местам оставался лучшим путеводителем для плавания к Архангельску, а голландцы употребляли его до нашего времени, когда прочие мореплаватели имели уже карты Белого моря, составленные по русским описям» 28. В распоряжение Соловецкого морского музея были получены ряд сканов с карт атласа Ван Кёлена из американской галереи Barry Lawrence Ruderman Antique Maps. На этих картах заметны подписи кириллицей, что лишний раз подчеркивает значение данного атласа и для отечественных кормщиков.

Атлас Ван Кёлена много раз переиздавался и пополнялся новыми картами. К примеру, последнее издание «Zee-Fakkel» 80-х гг. XVIII в. содержал карту рейда Онежского устья29. По всей видимости, при подготовке этих карт использовались материалы российских картографов (что требует дополнительного исследования).

Этап 5. Российские исследования Белого моря

Первые гравированные в России карты Белого моря подготовлены в начале XVIII в. Адрианом Шхонебеком30 в Москве. Они представляли собой перегравировку отдельных карт из атласа Ван Кёлена. Шхонебек выгравировал две карты Белого моря («Розмерную карту Белого моря» и «Карту Северо-восточной части Белого моря»)31.

Активная работа по картографированию Белого моря началась после кончины Петра Великого.

Первая русская карта, изданная в 1727 г. Адмиралтейств-коллегией, была основана на работах капитана Деспера и штурмана Козакова32.

В 1741 г. от-флота-мастер Естифий Бестужев и мичман Михайлов описали восточный берег Белого моря от Мезени до Канина Носа, исследовали реки Чижа и Чоша, по которым шел волок из Белого моря в Чешскую губу33.

Вторая опись Белого моря сделана штурманами Беляевым и Толмачевым во время экспедиции 1756–1757 гг., когда был описан восточный берег Мезенского залива и Зимний берег Белого моря до Архангельска, включая остров Моржовец34.

В 1769 г. капитан-лейтенант Немтинов описал Летний берег от устья Двины до Онеги. «По соединению этих трех русских описей с преждеупотребляемыми голландскими картами, составилась первая, похожая, карта восточной половины Белого моря». По результатам работ в 1774 г. при Морском шляхетском корпусе была награвирована «Меркаторская карта, содержащая Белое море и часть Северного океана, от Архангельска, до Ютландского мыса Скагена, с частию Новой Земли, Гренландии, Исландии и Шотландии, сделана точно против обыкновенной голландской карты, мореплавателями до его времени употребляемой» 35.

В 70-х гг. XVIII в. продолжились работы по описи берегов Белого моря. Первая опись Терского и Поморского берегов выполнена в 1777 г. лейтенантом Пусторжевцевым. Северную часть Терского берега в том же году описали лейтенант Григорков и Доможиров36.

Объектом съемок и измерений являлось устье Северной Двины — здесь работали в 1783 г. лейтенанты Бабушкин и Нелединский, а в 1784–1786 гг. — штурманы Яровцев и Федоров37.

В 80-х гг. XVII в. появилась карта Онежского залива Белого моря, опубликованная в книге А. Фомина38.

Отрывочные работы по описи и картированию Белого моря не приносили успеха. В связи с этим в 1797 г. генерал-майор Лонгин Иванович Голенищев-Кутузов, возглавлявший чертежный отдел Адмиралтейств-коллегии, организовал работы по общей съемке Белого моря. Голенищев-Кутузов отмечал, что «о сем море гидрографические сведения совершенно недостаточны, о многих же частях никаких нет, кроме заимствованных с старых голландских карт»39. Общая съемка берегов проводилась с 1798 по 1801 гг. силами специальной экспедиции. Для проведения астрономических наблюдений были привлечены два преподавателя Морского кадетского корпуса Абросимов и Иванов, которые определили широту и долготу 16 пунктов. Из этих данных Л.И. Голенищев-Кутузов составил генеральную карту Белого моря, которая награвирована в 1806 г. Карта не получила широкого распространения из-за многочисленных неточностей и ошибок.

В 1817 г. Морское ведомство приняло решение о гравировании «Атласа Белого моря», составленного Голенищевым-Кутузовым на основе описей конца XVIII – начала XIX вв. «Но прежде, чем этот труд увидел свет, его надежность и достоверность были подвергнуты серьезному сомнению. Это случилось летом 1821 г., когда Ф.П. Литке, руководствуясь картой Голенищева-Кутузова, посадил на мель бриг «Новая Земля»40. Тем не менее, в начале 1826 г. из гравировки вышел полный атлас Белого моря Л.И. Голенищева-Кутузова, который состоял из одной генеральной и пяти частных меркаторских карт, десяти плоских и двух листов с текстом и оглавлением. В таком виде атлас употреблялся до 1834 г.

Одновременно с выходом атласа капитан Литке в 1825 г. выступил с предложением более подробного исследования северной части Белого моря, исходатайствовал о снаряжении экспедиции и постройки для нее трех мелкосидящих судов — брига «Лапомика» и двух шхун № 1 и № 2. Начальство над отрядом было поручено М. Рейнеке. Экспедиция продолжалась с 1827 по 1832 гг. Ее результатами стали «Гидрографическое описание Северного берега России» (первая научная лоция Белого моря) и атлас Белого моря, который был гравирован в 1833 и 1834 гг. и содержал 12 листов. Труд этот по своей полноте получил высочайшую оценку как в России, так и за границей, и был переиздан во Франции и в Англии. Лоция Рейнеке давала настолько полное описание Белого моря, что при ее переиздании в 1883 г. она была только снабжена подстрочными замечаниями. В 1913 г. лоция была пересоставлена А.Н. Арским, участвовавшим в гидрографических работах на Белом море в качестве командира судна, начальника партии и начальника Отдельной съемки Белого моря41. В 1916 г. Главным Гидрографическим Управлением Морского Министерства издаются морские карты Белого моря, составленные по данным описей, производившихся во второй половине XIX – нач. ХХ вв. Тем не менее, ряд карт, подготовленных на основе работ М.Ф. Рейнеке, были переизданы без изменений, что подчеркивает высокое качество работы выдающегося русского исследователя.

Заключение

Предварительный анализ картографического материала позволяет выявить пять основных этапов картографирования Белого моря — начиная с XV в., когда на картах появляется Белое море – Белое озеро, через ранние чертежи и карты Московии, составлявшиеся на основе русских источников к картам английских и голландских мореплавателей XVI–XVII вв., побывавших на Белом море и положившим его на свои карты. Начиная с 20-х гг. XVIII в., Белое море детально описывается русскими картографами.

Выставка «Русский Север и Белое море на старинных картах» в Соловецком морском музее

Автор выражает признательность известному российскому коллекционеру карт Алексею Михайловичу Булатову (http://www.old-rus-maps.edu.mhost.ru) за комментарии и консультации при подготовке статьи.

1 Материалы по истории русской картографии / Сост. В.А. Кордт. Киев, 1906. Сер. 2. Вып. 1. Карты всей России, северных ее областей и Сибири.

2 Рейнеке М.Ф. Гидрографическое описание Северного берега России. Составлено капитан-лейтенантом М. Рейнеке 1833 г. СПб., 1878–1883. Ч. 1–2.

3 Вальдман К.Н. Об изображении Белого моря на картах XV–XVII вв. // История географических знаний и открытий на Севере Европы (сборник статей) Л., 1973. С. 88–108.

4 Вальдман К.Н. Кольский полуостров на картах XVI в. // Известия Всесоюзного географического общества. М.–Л., 1962. № 2. С. 139–149.

5 Gunter Schilder. Development and Achievements of Dutch Northern and Arctic Cartography in the Sixteenth and Seventeenth Centuries // ARCTIC. Vol. 37, No. 4 (December 1984). P. 493–514.

6 Красникова О.А. Об источниках карты Северного берега России Исаака Массы // Россия – Голландия: книжные связи. СПб., 2000. С. 261–276.

7 Державин В.Л. Северный Мурман в XVI–XVII вв. (к истории русско-европейских связей на Кольском полуострове). М., 2006.

8 Пасецкий В.М. Михаил Франциевич Рейнеке. М., 1978.

9 Вальдман К.Н. Об изображении Белого моря… С. 89–90.

10 Falchetta P. Fra Mauro’s World map. Venezia. 2006. C. 629. Цитата № 2524. В переводе Б.А. Рыбакова вместо «Пермии» стоит «грандиозное море» (Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XV – начала XVI в. М., 1974. С. 17.).

11 Фоменко И. Евразия на старинных картах. Казань – М., 2006. С. 174.

12 Falchetta P. Указ. Соч. С. 687. Цитата № 2768.

13 Вальдман К.Н. Указ. соч. С. 92.

14 Карта была обнаружена и опубликована в 80-х гг. XIX в. немецким историком Х. Миховым. (Карта воспроизведена В.А. Кордтом в кн.: Материалы по истории русской картографии / Сост. В.А Кордт. Киев, 1899. Вып. 1. Карты всей России и южных ее областей до половины XVII в.)

15 Вальдман К.Н. Указ. соч. С. 94.

16 Там же. С. 97.

17 Samuel H. Baron. William Borough and the Jenkinson Map of Russia, 1562 // Cartographica. 26. № 2 (Summer 1989). P. 72-85.

18 Исследование нагрузки карты предпринято в кн.: Державин В.Л. Указ. соч. С. 80–87.

19 Gunter Schilder. Указ. Соч. С. 454. Chart of northern Europe by Cornelis Doedszoon published in 1589 by Cornelis Claesoon. (British Library, London). Вальдман К.Н. Указ. соч. С. 103.

20 Вальдман К.Н. Указ. соч. С. 100.

21 Книга Большому Чертежу. М.;Л., 1950. С. 3.

22 Полевой Б.П. Сибирская картография XVII в. и проблема Большого Чертежа // Страны и народы Востока. М., 1976. Вып. XVIII. С. 221.

23 РГАДА. Ф. 125. Оп. 1. Д. 57. Л. 88.

24 Pieter Goos (1616–1675), голландский гравер, опубликовал в 1666 г. «De Zee-Atlas ofte Water-Weereld» — атлас, считавшийся лучшим пособием для мореплавателей того времени.

25 Jacob Theunisz (Lootsman) — голландский издатель карт, управлявший фирмой совместно с братом Каспаром и вдовой своего отца, известного картографа Theunisz Jacobsz (1597–1650). В 1666 г. опубликовал первое известное издание морского атласа «Nieuwe Water-Werelt, Ofte Zee-Atlas», который содержал ряд карт побережья Кольского полуострова и Белого моря.

26 Nieuwe Lichtende Zee-Fakkel — пятитомный атлас, опубликованный Иоганном Ван Кёленом (1654–1715) между 1681 и 1684 гг.

27 Рейнеке М.Ф. Указ. соч. С. IV.

28 Там же.

29 Gerard Hulst van Keulen. Kaart van een deel van de ingang van de Witte Zee tot de monding van de Dwina, met kaart van de monding van de Dwina bij Donega en de rede en ankerplaats bij het eiland «Anger». Van Keulen Atlas [Nederlands Scheepvaartmuseum Amsterdam], Amsterdam. 1786.

30 Адриан Шхонебек (1661–1705), голландский гравер, приглашённый Петром I для работы в России. С 1698 г. работал в гравировальной мастерской Оружейной палаты в Москве. Имел большое влияние на развитие русской школы гравюры.

31 Борисовская Н. Старинные карты и планы XV–XVIII вв. М., 1992. С. 176–177.

32 Фель С.Е. Картография России XVIII в. М., 1960. С. 63.

33 Рейнеке М.Ф. Указ. соч. С. VI.

34 Багров С. История русской картографии. М., 2005. С. 479.

35 Рейнеке М.Ф. Указ. соч. С. IX.

36 Там же.

37 Багров С. Указ. соч. С. 479.

38 Фомин А.И. Описание Белого моря с его берегами и островами вообще. СПб., 1797.

39 Надпись на карте «Меркаторская генеральная карта Белого моря и прилежащих заливов Онегскаго, Кандалакскаго и части Северного океана до м. Святаго Носа. Сочинил генерал-лейтенант Голенищев-Кутузов». (РГБ, Картографический отдел).

40 Пасецкий В.М. Указ. соч. С. 20.

41 Лоция Белого моря. 1964 г.

Филин Павел Анатольевич

Кандидат исторических наук, этнограф. Старший научный сотрудник сектора исследования Соловецкого архипелага и Беломорья Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева. Руководитель Беломорского отряда Морской арктической комплексной экспедиции. Основное направление исследований — промысловая культура поморов Русского Севера. Куратор Соловецкого Морского музея ТСМ.

Версия для печати