Альманах «Соловецкое море». № 6. 2007 г.

Работа в паломнической службе — уникальная возможность потрудиться на Преподобных

Интервью с Мариной Осипенко, заведующей паломнической службой Соловецкого монастыря

Марина Осипенко— Как давно существует паломническая служба Соловецкого монастыря?

— Массовое паломничество в монастырь началось с 2000 г. До этого приезжали одиночные группы. Они были желанными гостями, но это были 2–3 группы в сезон. Приезжали на достаточно долгий срок люди, которые хотели помочь монастырю, потрудиться. Экскурсии для них проводились раз в две недели: по воскресеньям после обеда была экскурсия по монастырю, а в пору сенокоса в Исаково или уборки картошки в Савватьево паломники-трудники заезжали на Секирную гору для служения благодарственного молебна. Вот такое было паломничество. В 2000 г. на московском подворье монастыря решили набирать паломнические группы и посылать на Соловки. Случилось так, что я была организатором первой такой группы.

Экскурсоводом тогда был послушник Максим. В следующем году экскурсоводов стало три и руководил ими послушник Димитрий. После его пострижения в монашество диспетчерской работой летом стала заниматься я, а он зимой собирал заявки и составлял график групп. С 2005 г. мне поручили заведовать паломнической службой Соловецкой обители.

— Из кого состоит паломническая служба?

— Она включает четыре подразделения. Во-первых, людей нужно разместить. Поэтому у нас есть монастырское общежитие для паломников (в бывшем училище трудников). Уже четыре года им заведует трудница Ксения Богордицкая, которая приезжает на весь сезон из Москвы.

Во-вторых, паломников надо накормить. Сейчас мы стараемся накормить в паломнической трапезной каждую группу в день приезда бесплатно. Но в связи с большим количеством приезжающих, дальше они готовят себе сами. В общежитии для паломников есть специально оборудованная кухня с печками, посудой. Братия по малочисленности и загруженности послушаниями не имеет возможности участвовать в приеме паломников, кроме отправления богослужений. В паломнической службе работают трудники, приезжающие на долгий срок. Например, работу в трапезной вот уже два года возглавляет трудница Светлана Ткаченко из Минска, которой помогают несколько паломников-трудников.

В-третьих, это организация экскурсий. В прошлом сезоне в паломнической службе работало около 15 экскурсоводов. Мы пытаемся привлекать местных жителей: у нас работал Петр Леонов, Ольга Шапошник, Антонина Сошина. Это люди очень квалифицированные, с опытом работы в музее, и главное – воцерковленные. Привлекаем и новые кадры: например, студентов Свято-Тихоновского института Вячеслава Умнягина, Алексея Волкова, Нину Соколову.

И последнее — транспорт. Это два монастырских корабля: «Святитель Николай» и «Святитель Филипп», которые перевозят паломников из Кеми. Это автобусы: полностью загружен всегда один, и второй запасной. Их водители — иеродьякон Авксентий и монастырские послушники. Есть еще катерок «Святой Анзер», принадлежащий Голгофо-Распятскому скиту, который возит паломников на Анзер. Мы активно привлекаем местных жителей. У нас уже есть постоянные помощники. Надежда Гурьева с катерами «Створ» и «Кереть» — очень надежный и доброжелательный партнер. С автобусами нам помогает Степан Дашкевич.

Паломники на острове Анзер— Какую подготовку проходят экскурсоводы?

У нас достаточно высокие требования к экскурсоводам. Этот человек должен свободно владеть необходимой исторической информацией, и быть воцерковленным человеком, уметь разговаривать с людьми и знать, что такое православная обитель. Услугами паломнической службы пользуются не только паломники, но и туристы. Мы работаем со всеми, кто желает познакомиться с историей и святынями Соловецкого монастыря, узнать о традиции монастырской жизни. Экскурсовод должен понимать, какие люди оказались у него в группе и что для них можно сделать. Часто люди на Соловки приезжают, не осознавая вполне зачем. Человек чувствует, что ему чего-то не хватает, душа его тоскует и он отправляется в хорошее место. Там он ищет душевного успокоения и отключения от повседневной суеты. Хотелось бы в эту успокоенную душу привнести вопрос: «Для чего человек живет?» Не только излагая сухие исторические факты, но и рассказывая о жизни Духа, который наставляет людей на пути спасения. Это ни в коем случае не проповедь, но мы должны приготовить человека ко встрече с Соловецкой Святыней. Это своеобразная катехизация, которой позволено заниматься мирянам.

Поэтому подготовка православных экскурсоводов должна быть глубокой: историческое, богословское образование, изучение литературы по Соловкам, методических разработок и составление планов экскурсий. Сначала люди, пожелавшие поработать экскурсоводами, проходят собеседование. Обычно мы ищем будущих экскурсоводов из приезжающих в Соловецкий монастырь паломников. С первого захода стать экскурсоводом на Соловках может только профессионал. Так, в прошлом году к нам приехал Алексей Алипичев, работавший экскурсоводом на Коневце и Валааме. Это идеальный случай. Со студентами приходится все прорабатывать. В течение года мы с ними встречаемся на подворье, даем методические рекомендации, помогаем самоподготовке. В начале сезона на Соловках обычно проходят методические экскурсии, кандидат в экскурсоводы сдает зачет и приступает к работе.

Самое главное для экскурсовода — любовь к Соловкам, тогда ему есть чем поделиться. Поэтому он должен на острове пожить, ведь приобрести любовь по книжкам невозможно. Очень важно, чтобы экскурсовод заботился о группе. Экскурсовод — это лицо монастыря. По тому, как экскурсовод относится к паломникам, паломники судят, как к ним относится монастырь.

— Как к паломникам относится братия монастыря?

— С любовью, помогают как могут. Священноначалие монастыря дает направление деятельности паломнической службы. Основная нагрузка падает на иеромонахов, так как все паломники стремятся попасть на исповедь и причаститься Святых Тайн, причем некоторые решаются на это впервые во время паломнической поездки. Рядовые монахи и послушники общаются с паломниками только по необходимости.

— Сколько паломников единовременно может принять паломническая служба?

— Около 120 человек. Это плановые группы, график заезда которых составляется в осенне-зимний период предыдущего года. И еще около сорока одиночных паломников-трудников. Сезон обычно начинается в начале июня с открытием навигации.

Однако число желающих совершить паломничество в настоящее время значительно превышает возможности монастыря по приему паломников. Незапланированные группы — это наша боль. Обычно они звонят уже из Кеми. И существует огромная проблема в их расселении. И мы не устаем об этом предупреждать. Просим заблаговременно присылать заявки в паломническую службу по факсу или электронной почте, так что, обычно, к концу апреля у нас график заезда на сезон уже составлен.

— Используете ли вы опыт работы других паломнических служб?

— В 2005 г. архимандрит Иосиф направил экскурсовода Вячеслава Умнягина и меня на курсы повышения квалификации работников паломнических служб при Паломническом Центре московской Патриархии для получения сертификата паломнической службы. Было очень интересно узнать о работе других служб, познакомиться с людьми. С той поры мы знаем практически всех руководителей паломнических служб. На курсах выяснилось, что проблемы у всех приблизительно одинаковые, и решаются они непросто. Если паломническая служба — выездная, то главная проблема у них в рекламе. Соловецкая паломническая служба — принимающая, наша главная задача — подготовить материальную базу для приема потока паломников. Проблемой для службы является сезонность. Редко кто может четыре месяца в году работать экскурсоводом, а потом возвращаться на прежнее место работы. Поэтому чаще всего экскурсоводами могут быть студенты или люди с большим отпуском.

— Существует ли в паломнической службе информационный центр?

— В помещении службы обычно находится кто-то из экскурсоводов, отвечающий на текущие вопросы и звонки и принимающий посетителей. Запись на экскурсии одиночных паломников и туристов обычно происходит поздно вечером, когда уже определены планы на следующий день для групп и транспорта. На Соловках ничего нельзя планировать надолго, прежде всего из-за погоды.

— Как вы сотрудничаете с туроператорами и выездными паломническими службами?

— Мы активно сотрудничаем с паломническими службами «Радонеж», «Ковчег», «Фавор», храма Введения во Храм Богородицы в Барашах. Они привозят около 150 человек единовременно, обеспечивая их расселение и питание. У каждой такой группы есть сопровождающий, и мы общаемся не с отдельными паломниками, а с руководителями групп. В начале лета информируем друг друга о намерениях.

К настоящему времени и у нас и у музея практически достигнут предел возможности по обслуживанию приезжающих. Общий поток посетителей Соловков естественно ограничивается количеством мест для проживания в гостиницах и частном секторе, и хорошо бы это ограничение сохранить, иначе леса будут вытоптаны и замусорены. На экскурсионных объектах в воскресные дни группы идут одна за одной.

— Как, по-вашему, будет развиваться деятельность паломнической службы в ближайшем будущем?

— Я думаю, что в межсезонье поток паломников на Соловки увеличиваться не будет. Во-первых, это ограничения в транспорте — остается только самолет. Во-вторых, жилые помещения паломнической службы — только летние. Зимой паломникам останавливаться практически негде. Мне кажется, Соловецкий монастырь таким образом огражден от круглогодичного туризма и паломничества. И у монахов должно быть время для уединенной молитвенной жизни, иначе им будет нечем с нами делиться. Иоанн Лествичник писал: «Монах есть всегдашнее понуждение естества и неослабное хранение чувств».

В связи с этим возникает вопрос, который сейчас ставит Московская Патриархия, о том, что стратегические планы соловецкого музея направлены прежде всего на увеличение притока туристов, а это разрушающе действует на уклад жизни монастыря. Патриархия выступила против музейной стратегии развития, направленной на коммерциализацию Соловецкой Святыни. Монастырь может и должен противодействовать превращению святого места в развлекательный комплекс. Но как? Был задан вопрос архиепископу Августину (Львовскому), который гостил на Соловках: «Как противодействовать коммерциализации Соловков?» Ответ его был таков: запретами здесь ничего не сделаешь, нужно создать такую атмосферу, в которой заниматься развлечениями будет стыдно. Монастырь может противопоставить только свой образ жизни. Музей сейчас относится к монастырю с достаточным уважением. При Святых вратах туристкам предлагается надевать юбки, платки. Люди начинают понимать, что они попадают в другой мир. Музейные экскурсоводы рассказывают о житиях Соловецких святых. Какие-то подвижки есть. Как будет дальше, мы пока не знаем. В совместном пользовании монастыря и музея сейчас находятся соловецкие храмы: они, конечно же, должны полностью принадлежать монастырю. Существуют проблемы с другими совместными объектами, например, с Трапезной палатой при Успенской церкви. Там сейчас положение печальное: она не используется по назначению, не отапливается, не ремонтируется кровля, из-за этого растет плесень. В прошлом году монастырь за свой счет отреставрировал главки и кресты на Успенской церкви, но надо дальше определяться со всеми остальными объектами, определяться именно стратегически.

— Будут ли новые экскурсионные маршруты в следующем сезоне?

Очень хочется сделать новый маршрут на Фавор, хотя бы в день Преображения Господня. На небольшом катере обходить Большую Муксалму и подниматься на гору.

Уже несколько лет «зреет» маршрут, посвященный новомученикам Соловецким. Какие-то фрагменты этой темы есть в обзорной экскурсии по монастырю, включающей всю историю соловецкого подвижничества от первоначальников до новомучеников. Говорить про подвиг новомучеников чрезвычайно трудно во многом потому, что современный человек понятие мученичества вообще не воспринимает. Большинство людей ищет в вере некоего успокоения: пришел в храм, свечу поставил, пение послушал, душа успокоилась, — и всё хорошо. А то, что иногда бывает необходимо за веру жизнь отдать или хотя бы себя в чем-то малом ограничить... Люди даже расстроиться не хотят. В этом году под Секирной горой были обнаружены расстрельные ямы. Многие экскурсанты проходили мимо них быстро, старательно не замечая и ограждая себя от отрицательных эмоций. Но были, к счастью, и другие. Не забуду группу из Черновцов. Приехали 42 монаха из Бончанского монастыря, отслужили панихиду, пели тропари у всех памятных мест и уложились в обычное экскурсионное время за счет своей организованности и молитвенного горения.

— Проводятся ли экскурсии, связанные с именем святителя Филиппа?

— У нас есть бесплатная экскурсия, посвященная свт. Филиппу. Начинается она подробным рассказом о святителе на паперти Успенской церкви, затем паломники осматривают подклет Троицкого храма — часовню святителя Филиппа, где было место его упокоения, потом посещают Филиппову пустынь. Обычно священники из группы совершают там водосвятный молебен с акафистом святителю, окропляют паломников водой из святого источника.

О.Василий Ермаков со скитоначальником Свято-Вознесенского скита на Секирной горе иеромонахом Матфеем— Как Вы считаете, ради чего люди трудятся в паломнической службе?

— Это еще одна возможность «поработать на преподобных». Удивительно, как у людей меняются судьбы, когда они соприкасаются с монастырской жизнью, ощущают сопричастность к трудам Соловецких святых! Например, одна из наших экскурсоводов стала послушницей в Серафимо-Дивеевском монастыре, другая стала женой священника, третьей Господь даровал долгожданное чадо. Мне, например, Господь посылает встречи с людьми, у которых можно поучиться. К примеру, в июне 2006 г. Соловки посетил протоиерей Василий Ермаков со своими прихожанами из храма преподобного Серафима на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге. Отец Василий — 80-летний священник с 55-летним стажем. Он сказал: «Я всегда Богу с любовью служил». Во время паломничества всякий раз, когда встречал он человека, которому требовалась духовная помощь (матрос ли на корабле, послушник ли в скиту или экскурсовод), усаживал батюшка его рядом с собой и говорил, не обличая и не поучая, но утешая и вдохновляя, жить по-христиански. Известную пословицу: «Со своим уставом в чужой монастырь не ходят», — он трактовал совершенно неожиданным для меня образом: нельзя в человеческую душу влезать со своими мерками и законами. Вот такой бережности в отношениях друг с другом нам не хватает. Пример о. Василия научил меня тому, что от общения с большим количеством людей можно не изнемогать, а приобретать благодать, если цель этого общения не «на других посмотреть и себя показать», а спасение души. Смотришь на о. Василия, — и всё кажется просто, а у меня к середине июля, когда количество паломников достигло максимума, сил стало очевидно не хватать. Тогда подошел ко мне после литургии схимонах Рафаил из Киева, гостивший в монастыре, и говорит: «Если ты поймешь, что все за тебя робит (делает) Господь, жизнь твоя совершенно изменится». Следуя своим планам и графикам, я в некоторой степени потеряла ощущение того, что везде, а тем более на святой Соловецкой земле, все происходит по промыслу Божию, и мое дело помогать исполнению Его воли, хотя бы при этом и нарушались мои планы. «Отдай свое малое, и Господь даст Свое бОльшее», — писал священномученик Иоанн Стеблин-Каменский. Когда я стала следовать этому совету, жизнь моя действительно изменилась. Наша паломническая служба представлялась мне уже не щепкой в бушующем море, а корабликом, который совершает плавание, направляемый крепкой рукой Божией. Причем о команде этого кораблика можно сказать: «Не вы Меня избрали, но Я вас избрал». Работа в монастырской паломнической службе – это менее всего наш выбор, это призвание, и все мы благодарим Господа за такую возможность.

С Мариной Осипенко беседовала художественный редактор «Соловецкого моря» Светлана Рапенкова
17 января 2007 г.

Версия для печати