Альманах «Соловецкое море». № 6. 2007 г.

Ирина Брагина, Владимир Сошин

Церковь св. Филиппа в Соловецком монастыре

Исторические документы достаточно хорошо освещают жизнь и деятельность соловецкого настоятеля Филиппа (Колычева). За каждым фактом его Жития, а еще более — в реальных образах созданных по его инициативе зданий и сооружений, вошедших в сокровищницу мировой архитектуры, видится сильная личность. Незаурядный духовный опыт, полученный во время аскетических трудов на Соловках, творческая одаренность, непреклонная воля к созиданию, твердая гражданская позиция и беспримерное мужество перед лицом страданий и смерти выдвигают имя соловецкого игумена, а затем митрополита всея Руси Филиппа в ряд самых ярких имен допетровской Руси. Вся жизнь святителя была высоким духовным подвигом, что послужило основанием для его канонизации.

Существующая ныне, действующая, так называемая «больничная» церковь святителя Филиппа Митрополита конца XVIII в., о которой пойдет речь в данной статье, имеет предысторию и не случайно связана с именем бывшего настоятеля и особо почитаемого на Соловках святого.

Помимо масштабного строительства на Соловках ко времени управления обителью игуменом Филиппом (1548–1566 гг.) относят возникновение разных хозяйственных и производственных служб, способствовавших улучшению быта братии. В том числе им была «между прочими богоугодными заведениями основана больница, в коей немощные и престарелые из монашествующих и послушников после понесения здесь трудов по своим силам имеют надежное пристанище и успокоение…»1

«Во все время управления Филипп с неослабной ревностию трудился в благоустройстве Соловецкой обители…»2 Разработанная им стратегия обустройства и развития монастыря стала руководство для его последователей и учеников. Уже в начале XVII в. в монастыре была построена и функционировала каменная больница, где лечили не только иноков, но и мирских людей. «В монастыре том устроены две кельи великия пространныя с сеньми и с чуланы многими, в них живут болящих иноков до семидесят. Еще больница, а в ней живут мирских людей болящих человек до тридцати, снабдевают их пищей и одеждою и всяким обилием без скудости…»3 Исследование больничных палат (теперь — Казначейский корпус) Соловецкого монастыря позволяет отнести их к одним из самых ранних в России. Возможно, именно они послужили прообразом для построек такого типа в других русских монастырях. Показательно, что строительство больничных палат Троице-Сергиева монастыря с церковью преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (30-е гг. XVII в.) было инициировано пострижеником Соловецкого монастыря келарем Александром Булатниковым. В 40-е и последующие годы XVII в. больничные палаты были построены в Кирилло-Белозерском, Боровском, Ново-Иерусалимском и других монастырях.

Известно, что первая больничная церковь во имя св. Филиппа располагалась в северном конце западного ряда внутренней периметральной застройки монастыря. Она была пристроена в 1688 г. к вышеупомянутым, существовавшим уже каменным больничным палатам4, образовав с ними единый комплекс, состоявший из двух самостоятельных, но функционально связанных между собой разновысотных зданий.

Илл. 1. Фрагмент иконы «Прп. Зосима и Савватий». Гравюра Василия Андреева. 1699 г. Илл. 2. Фрагмент иконы «Прп. Зосима и Савватий». 1709 г. Илл. 3. Фрагмент гравюры А. и И. Зубовых 1744 г. Илл. 4. Фрагмент гравюры Луки Зубкова 1791 г. Илл. 5. План Соловецкого монастыря из рукописи «Краткое историческое описание Соловецкого монастыря. Чертеж инженер-поручика Васильева». 1799 г.

Представление о соловецкой больничной церкви в ее первоначальном виде дают изображения на иконах, гравюрах и чертежах конца XVII — XVIII вв. Она фигурирует, в частности, на гравюре 1699 г. (илл. 1), на известной иконе 1709 г. (илл. 2), на гравюрах А. и И. Зубовых (илл. 3) и Луки Зубкова 1791 г. (илл. 4), а также на чертежах планов Васильева 1799 г. (илл. 5). Чаще всего церковь представлена как малый, примкнувший к западной стене больничных келий одноглавый домовый храм с четырехскатной кровлей (см. илл. 1–3). «В 1767 г. на ц. святителя Филиппа Митрополита построен осьмерик деревянной крашенной, крест золочен»5. Гравюра 1791 г. иллюстрирует изменившуюся архитектуру храма (ср. с илл. 4). На планах церковь показана с одной полукруглой апсидой во всю ширину постройки, т. е. с алтарной частью, не выделенной в горизонтальной проекции. Следует отметить, что такая полукруглая в плане абсида — один из немногих примеров в практике каменного строительства на Соловках.

В конце XVIII в. церковь была разобрана в связи с переносом больницы в другое место. Больничные палаты подверглись кардинальной перестройке для нового использования (казначейская палата). От прежнего храма сохранились лишь фрагменты фундамента и малозаметные следы утраченных конструкций в кладке восточной стены. При раскопках на месте старой разобранной церкви были найдены профилированные кирпичи с редкой для соловецких построек полихромной покраской.

Илл. 6. Южный ряд келейной застройки до возведения ц. Филиппа. Фрагмент гравюры А. и И. Зубовых 1744 г. (до перегравировки) Илл. 7. Южный ряд келейной застройки после возведения ц. Филиппа. Фрагмент гравюры А. и И. Зубовых (после перегравировки) Илл. 8. Современный план Соловецкого монастыря. В круге показан фрагмент застройки с церковью св. Филиппа.

Новая церковь Митрополита Филиппа построена по указу Синода в 1798–1799 гг. Ее возведение сопутствовало устройству новой больницы в восточной части южного ряда зданий, называвшегося прежде «мельничным порядком». До реконструкции южная застройка распространялась вплоть до крепостной стены, смыкаясь с «солодовней». В восточной части «мельничного порядка», на месте нынешнего широкого проезда между Прачечным корпусом и существующим храмом располагались проездные ворота. Представление об этой части монастырской застройки дают чертежи планов Васильева (см. илл. 5) и гравюра Зубовых (до ее перегравировки) (илл. 6), а также остатки древних келий, частично сохранившихся в структуре примыкающего к храму Святительского корпуса. Новая монументальная церковь свт. Филиппа была возведена за счет частичной разборки келий или их реконструкции (илл. 7, 8) и завершила собой южный ряд периметральной застройки центрального монастырского двора.

Постройка храма совпала с новым подъемом монастырского хозяйства после его страшного разорения во второй половине XVII в. Происшедшие к этому времени перемены в стране, связанные с петровскими преобразованиями, привели к ломке национальных традиций. Новые веяния ярко проявились в архитектуре и привели к адаптации в России общеевропейских стилей (барокко, классицизма, позже — ампира). Соловецкие постройки послепетровского периода в силу исторически сложившейся ситуации достаточно далеки от классических образцов своего времени, тем не менее, они значимы как культурное наследие, представляющее архитектуру новой эпохи на далекой периферии империи.

Несмотря на то что храм относится к позднему кругу cоловецких памятников, он имеет довольно сложную строительную историю. Первой реконструкции церковь подверглась после того, как 10 июня 1856 г. в монастыре была обнаружена неразорвавшаяся граната, пролежавшая за иконой Пресвятой Богородицы с момента обстрела крепости англичанами в 1854 г. В ознаменование этого чудесного события во втором, ранее не использовавшемся, ярусе церкви был освящен придел в честь иконы Божией Матери «Знамение». Для удобного прохода в верхний придел был прорублен дверной проем, выходящий в пристроенную к западному фасаду восьмерика деревянную паперть, подняться в которую можно было по лестнице из коридора второго яруса келий (илл. 10). Новый придел был расписан, в нем устроили иконостас и хоры над входом у западной стены. Вероятно, в это же время был переделан и главный иконостас нижнего храма.

Вторая реконструкция последовала в конце XIX в. и связана в основном с расширением старого притвора. Первоначально церковь св. Филиппа не имела трапезной пристройки, а предварялась небольшим притвором, выгороженным из объема примыкавшего келейного корпуса, в котором и размещались больничные кельи «для престарелой и немощной братии». Из донесения настоятеля монастыря в Синод известно, что еще в 1847 г. было начато переустройство всего южного ряда келий, в том числе и больничных келий при храме. Последние, судя по всему, были тогда перепланированы, и при них устроена для больных специальная трапеза.

Илл. 9. Южный ряд периметральной застройки монастыря. Генеральный проект реставрации.

Храмовый комплекс представляет собой упрощенный вариант барочной высотно-ярусной постройки с трехчастной осевой структурой плана и имеет форму вытянутого в направлении восток–запад прямоугольника. Средняя высотная часть здания — характерный для русской архитектуры восьмерик на четверике, увенчанный купольным покрытием под небольшую ротонду с главкой. Одночастный алтарь вынесен в прямоугольную в плане, пониженную по отношению к четверику пристройку. С запада примыкает обширная (равновеликая по площади основному объему храма) квадратная в плане трапезная. По высоте она примерно соответствует алтарю. Весь комплекс примыкает к жилому келейному корпусу, встраиваясь в единый фронт фасадов южного ряда монастырской застройки (илл. 9). Первоначально в церковь вели два входа. Один с центрального двора монастыря через северный портал, располагавшийся в средней части четверика, а другой — с запада, из коридора больничных келий (северный портал теперь переделан в окно, а новый вход организован с запада через трапезную, пристроенную позже).

Илл. 10. Южный фасад церкви до разборки верхнего яруса. Фото нач. ХХ в. Илл. 11. Северный фасад церкви (до реставрации) Илл. 12. Восточный фасад церкви (до реставрации)

Архитектура фасадов памятника подчинена строгой ритмике вертикальных членений, которую образуют лопатки и расположенные один над другим оконные проемы двухсветного освещения основного объема, им вторят окна восьмерика и ротонды. Вертикальная ось сооружения подчеркнута небольшими фронтонами над средней секцией четверика. Их тимпаны заполнялись живописными вставками: «на восточной стороне образ Спасителя на убрусе, на южной Богородица с омофором, на северной Всевидящее око»6 (илл. 10–12).

Илл. 13а. Карниз на фасаде церкви Илл. 13б. Карниз на фасаде алтаря Илл. 14. Окна первого яруса церкви

Каждый ярус высотной части, как и пониженные алтарь и трапезная, увенчаны крепующимися над лопатками карнизами. При этом карниз основной части храма (четверика) сильно усложнен. Его образуют широкие тяги в виде выкружек и полувалов, ряд сухариков и простые полки. Они дополнены понизу тонкими горизонтальными тягами, которые придают венчанию характер широкого фриза (илл. 13 а, б). Еще одна рельефная тяга в виде широкого полувала и полки отделяет основание восьмерика, на гранях которого расположены простые ромбовидные ниши, украшенные резными деревянными филенками и розетками, дополняющими фасадный декор.

Большие арочные окна нижнего света, верхние световые проемы — люкарны, как и окна верхних ярусов, имеют простейшие обрамления в виде плоских кирпичных тяг шириной в полкирпича. В основании полукружий больших окон они перехвачены полочкой-валиком, а вершины отмечены замковым камнем (илл. 14). По сохранившимся остаткам кладки и на старых фотографиях видно, что четыре из восьми окон как большого, так и малого восьмериков, были лишь имитацией — они не имели сквозных проемов. В первом случае вместо них были только ниши с рамами и остеклением, а во втором эти ложные окна были просто нарисованы на диагональных гранях.

Цоколь здания выложен из валунов. Со стороны главного северного фасада он имеет незначительную высоту, тогда как на южном фасаде обретает характер высокой подпорной стенки, образованной перепадом рельефа.

В интерьере храм, слегка удлиненный в плане по оси запад-восток, представляет собой высокое помещение, перекрытое глухим сомкнутым сводом без распалубок. Алтарь, вытянутый в перпендикулярном по отношению к основному объему направлении (север-юг), перекрыт сводом с небольшими распалубками над окнами. От церкви его отделяет большая, почти во всю ширину, арка алтарной преграды. Окна со световыми проемами заглублены со стороны интерьера в сводчатые, суживающиеся к просвету ниши. В световых проемах сделаны выступы (четверти) для установки деревянных рам остекления и железных решеток.

Илл. 15. Интерьер церкви. Вид на западную стену (до реставрации) Илл. 15. Интерьер церкви. Вид на западную стену (после реставрации) Илл. 16. Интерьер церкви. Вид на восточную стену с аркой алтарной преграды (до реставрации) Илл. 16. Интерьер церкви. Вид на восточную стену с аркой алтарной преграды (после реставрации)

По всей ширине западной стены, отделяющей храм от трапезной, размещаются хоры — деревянный балкон, опирающийся на деревянные колонны. Хоры были построены во второй половине XIX в. Вход на них был организован по внутристенной лестнице через маленькие дверцы, одна из которых сделана в интерьере, в откосе северо-западного окна, а вторая выводила прямо на улицу через проем в соседней с этим окном лопатке (в настоящее время заложена) (илл. 15, 16). Первоначально, до устройства хоров, внутристенная лестница вела на верхний ярус храма (восьмерик).

Нижний храм был теплым и отапливался двумя печами, а в конце XIX в. в нем было устроено «духовое» отопление в подклете, которое давало тепло как в храм, так и в больничные кельи по системе подпольных каналов.

Трапезная, как и церковь, имеет двухсветное освещение через декорированные с фасада простыми тягами арочные окна нижнего ряда и верхние круглые окна. Фасады трапезной расчленены широкими лопатками и увенчаны упрощенным карнизом, протянутым от келий.

При сохранении стилевого единства с храмом трапезная весьма отличается от нее по характеру конструкций в интерьере. Прежде всего это относится к перекрытию. Квадратное в плане и значительно меньшее по высоте пространство перекрыто не каменным, как обычно, сводом, а деревянным подвесным потолком, имитирующим свод. Практически плоский в средней части, он переходит в сферическую форму лишь при опирании на стены. Именно в этой зоне в него врезаются круглые окна, придавая интерьеру определенное своеобразие.

Илл. 17. Интерьер трапезной. Вид на западную стену с хорами (до реставрации) Илл. 17. Интерьер трапезной. Вид на западную стену с хорами (после реставрации)

Стены трапезной имеют значительно меньшую толщину и соответственно несколько отличающиеся по конструкции от окон храма световые проемы: их образуют закладные колоды со столярным заполнением. У западной стены во всю ее ширину, как и в храме, устроены аналогичные по конструкции хоры (илл. 17).

В 1803 г. вскоре после освящения нового здания храма был построен двухъярусный иконостас с золоченой «по пристойным местам резьбою»7. В 1828–1829 гг. масляной живописью («отличным живописным художеством»8) были расписаны своды и стены церкви. Иконостас был переделан, скорее всего, в период обновления церкви после обстрела монастыря английской эскадрой в 1854 г. Его дополняли киоты в простенках между окон.

Заключая описание постройки, можно сказать, что церковь Филиппа Митрополита, наряду с другими постройками второй половины XVIII в., представляет новый в соловецкой строительной практике тип сооружения. Прежде всего для него характерно введение привнесенных извне архитектурных форм и строительных приемов (строгая упорядоченность фасадной композиции, введение сильно развитых карнизов, изменение характера декора, «арочный» вариант алтарной преграды и т. п.). Однако очевидно и наличие традиционных, определяющих специфику соловецкой архитектуры черт, таких как отсутствие абсид, использование валунного камня. Такое совмещение традиционных форм с архитектурными нововведениями, нашедшими развитие в последующих монументальных постройках монастыря, позволяет усматривать в церкви свт. Филиппа местный вариант барочной высотно-ярусной постройки, входящей наряду с колокольней (1777 г.) в особый круг соловецких построек послепетровского периода (конца XVIII — первой половины XIX вв.). С их появлением в основном завершилось развитие архитектурного облика обители.

Дальнейшая история памятника в советский период — это история его постепенного разрушения. После опустошительных пожаров 1923 и 1932 гг. церковь понесла значительные утраты: были разрушены иконостас и внутреннее убранство, разобран восьмерик вместе с главой, куполом и деревянной папертью. В четверике храма располагались учебные классы Соловецкой школы юнг, в связи с чем были разобраны своды подклета, разрушено «духовое» отопление, сооружены массивные бетонные фундаменты для установки корабельных дизелей. Позже в храме была устроена столярная мастерская, оборудованная соответствующими станками. Протекающие кровли привели к аварийному состоянию деревянного подвесного потолка в трапезной и конструкций храма в целом.

Илл. 18. Эскизный проект реставрации: а) северный фасад, б) продольный разрез, в) план первого яруса, г) план второго яруса

В конце 1980-х гг. церковь в числе других памятников во имя свт. Филиппа (храм, часовня, пустынь) была передана образованной церковной общине поселка Соловецкий. С благословления священноначалия и на деньги, предоставленные фондом «Гласность» (председатель С. Григорьянц), в 1990 г. был выполнен эскизный проект реставрации храма (архитекторы И.Г. Брагина и В.В. Сошин, инженер Г.Б. Бессонов). Проектом предусматривалось восстановление храма в два этапа: на первом — реставрация четверика и трапезной палаты; на втором — возведение утраченного восьмерика с главой и воссоздание интерьеров (илл. 18).

В середине 1990-х гг. по инициативе наместника Соловецкого монастыря архимандрита Иосифа (Братищева) и дирекции музея начались работы первой очереди по восстановлению храма. Были отреставрированы фасады, восстановлены оконные и дверные проемы, кровли на алтаре, четверике и трапезной. Законсервирована кирпичная кладка восьмерика с устройством над ней кровли. Осуществлен большой объем работ в интерьере: разобраны поздние бетонные фундаменты, устроены белокаменные полы, проведены реставрационные и отделочные работы по стенам и сводам, устроен временный иконостас. В трапезной восстановлен деревянный свод и конструкции покрытия кровли, устроены белокаменные полы. По всему памятнику проведены инженерные сети электроснабжения и отопления от локальной котельной. Работы производились местными реставраторами и студентами физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Работы второй очереди (восстановление восьмерика) до настоящего времени не начаты. Это не дает возможности увидеть храм в законченном виде, достойном памяти нашего выдающегося соотечественника — св. Филиппа Митрополита.

В 2001 г. храм был освящен Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и в настоящее время является действующим, где богослужения совершаются ежедневно. 9/22 января в нем отмечается престольный праздник — память святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси, чудотворца.

1 Досифей (Немчинов), архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 261.

2 История первокласснаго ставропигиального Соловецкого монастыря. СПб., 1899. С. 46.

3 Арсеньев Ю.В. Описание Москвы и Московского государства по неизданному списку космографии конца XVII в. М., 1911. (Процитировано по материалам к пояснительной записке к эскизному проекту реставрации Казначейского корпуса. Архив ЦНРПМ № 88/2948.)

4 Летописец Соловецкий на четыре столетия от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени. М., 1833. С. 79.

5 РГБ. Ф. 194. Д. 24. Л. 35 об.

6 Главная церковная и ризничная опись Соловецкого монастыря, 1866 г. МЗМК. № 1282. Л. 178 об. – 194 об.

7 Досифей (Немчинов), архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 72.

8 Там же.

Брагина Ирина Геннадиевна

Искусствовед, старший научный сотрудник Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника.

Сошин Владимир Васильевич

Председатель Научно-исследовательского и проектно-производственного кооператива «Палата» (Соловки), главный архитектор Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры РФ.

Версия для печати