Альманах «Соловецкое море». № 6. 2007 г.

Михаил Наймарк

Конструкция киля крупных судов в России XVII–XVIII вв.

Имеющаяся на сегодняшний день информация о допетровских традициях русского судостроения весьма скудна. Несмотря на то что «староманерные» суда достигали 100–300 т водоизмещения и совершали регулярные океанские плавания в условиях Арктики до Шпицбергена, Новой Земли, Мангазеи, европейская технологическая культура оказалась все же более передовой и к концу XIX в. практически вытеснила местную. Более того, русская технология в короткий срок была полностью забыта и утрачена, не сохранилось ни одного памятника или сколько-нибудь целостной археологической находки; письменные документы малочисленны и трудны для интерпретации. Достоверная реконструкция «староманерного» судна, к сожалению, на сегодняшний день невозможна.

В последние годы к традиционному русскому судостроению возрождается интерес, и в данной статье делается попытка сократить имеющийся пробел. Здесь собраны воедино сведения из четырех малоизвестных источников, позволяющие выяснить традиционную конструкцию киля (матицы) «староманерного» судна и крепления к нему штевней.

Илл. 1. Оконечность киля судна с ул. ЩеппаргатанПервый источник — находка в Стокгольме [1–3]. При рытье котлована для постройки здания на ул. Щеппаргатан в 1896 г. было найдено хорошо сохранившееся судно длиной, по-видимому, более 15 м. К сожалению, находка не была должным образом задокументирована, корпус был разрублен на части, из которых лишь некоторые были переданы в Морской исторический музей (Statens Sjohistoriska Museum, Stockholm) и ныне находятся в его хранилище (инв. № 101). Отличие находки от шведских и других западноевропейских судов очевидно — обшивка выполнена внакрой, тесаные топором доски сшиты вицей без металлического крепежа. Это позволяет отнести судно к русской традиции, так как она была распространена и в странах Восточной Балтии, и Лифляндии. Полленологический анализ1 образцов мха, использованного для конопатки пазов, также указывает на происхождение — восточная часть Балтики или Скандинавия. Радиоуглеродная датировка дает возраст не более 250 лет2, т.е. находка, вероятно, относится к XVIII в. Основная историческая версия — судно было построено во время войн Петра I со Швецией. Есть сведения, что для вспомогательных нужд и транспортировки войск новгородскими мастерами по старой традиции строились большие соймы. Одна из них могла быть захвачена шведами и попала в Стокгольм.

Среди сохранившихся частей имеется отрубленная при раскопках оконечность киля3 длиной около 2 м, прямоугольного сечения, около 30–40 см в поперечнике. Первоначально длина этой детали могла быть равной 8–15 м. Она представляла собой «самородную кокору», т.е. была изготовлена из ствола с отходящим под прямым углом корнем. Вытесанная из корня часть выступала вверх и служила для соединения киля со штевнем. В данном случае штевень был подогнан к ней сбоку «в лапу» и пришит вицей в 2–3 местах (конец детали обломан, и ее точная конфигурация неясна). Вдоль верхних кромок идут пазы для первого пояса обшивки, отдельно сохранились и фрагменты самой обшивки, точно соответствующие этим пазам и всем крепежным отверстиям.

Но другие особенности ее формы оказались загадочными и не имели объяснения: обшивочный паз обрывался на расстоянии около метра от штевня, в этом месте с каждой стороны на боковой поверхности киля имелся уступ, и дальше шла совершенно плоская поверхность без всяких пазов. Причем она выглядела весьма ровной и чисто обработанной по сравнению с нижней или верхней поверхностью киля или с досками обшивки. Какие бы то ни было следы сопряжения киля и нижнего набоя обшивки здесь отсутствуют. Деталь показана на илл. 1, сделанной по нескольким фотографиям (к сожалению, у нас нет удачной фотографии, показывающей интересующие особенности формы).

Илл. 2. Находка в ПыранихеРазгадку дают материалы второго источника — находки в урочище Пыраниха (Никольский рукав Северной Двины в районе бывшего Николо-Корельского монастыря). Здесь в 1991 г. была вымыта из края береговой дюны4 почти целая килевая конструкция (матица) крупного судна (Илл. 2–4). Судя по тому, что оно имело шитую вицей обшивку (частично сохранились первые набои), можно датировать его между XVII и началом XIX вв. Судно, без сомнения, «староманерное». Находка была зафиксирована Беломорским центром подводных исследований [4], материалы также публиковались М. Ясински, О. Овсянниковым [5]. Кроме того, находку исследовал П.В. Розманов, любезно предоставивший публикуемые здесь фотографии. По-видимому, радиоуглеродная и дендрохронологическая датировки не производились, и находка к настоящему времени утрачена.

Илл. 3. Находка в ПыранихеСудя по размерам матицы (длина 15–16 м, сечение в средней части ~1,2х0,4 м) и толщине обшивки, водоизмещение судна могло достигать 40–70 т. Матица состояла из четырех параллельных брусьев прямоугольного сечения, сплоченных друг с другом в горизонтальной плоскости. Два средних имели на конце кокору, выступающую вверх на соответствующей оконечности киля и образующую его соединение со штевнем, а в середине корпуса эти центральные брусья были плавно срощены «на ус» почти по всей длине. По бокам для прочности шли два дополнительных бруса. Вся конструкция соединена сквозными деревянными нагелями с шагом 0.7–0.9 м (около аршина). Порода дерева — ель.

Паз для первого набоя обшивки вблизи штевня сначала был выбран в одном из центральных кокорных брусьев, а затем переходил на боковой брус — по сторонам кокоры здесь оставалась только ровная поверхность, плотно пригнанная к боковому брусу. Именно такая кокорная часть сохранилась от судна с ул. Щеппаргатан.

Таким образом, конструкция беломорского судна из Пыранихи здесь совпадает с конструкцией судна с ул. Щеппаргатан, ходившего по Балтике, и объясняет некоторые загадки последней. Способ соединения кокоры со штевнем у судна из Пыранихи, впрочем, сильно отличается — выполнен замок сложной конфигурации с шипами и пазами не совсем ясного назначения. М. Ясински и О. Овсянников предположили, что судно, которому принадлежала найденная матица, было речным и относилось к типу дощаник, поскольку такой киль обуславливает сравнительно плоские обводы. Хотя опровергнуть это невозможно, мы видим, что полных оснований для такого предположения нет. Сходную конструкцию киля имело и морское судно — предположительно, большая сойма.

Илл.4. Находка в Пыранихе (фрагмент)Оставшиеся два источника — архивные документы из Российского государственного архива древних актов — также относятся к мореходным судам: лодьям Соловецкого монастыря. Это «подрядные записи» мастеров Федора Рюхина, строившего в 1789 г. лодью «Преподобный Зосима»5, и Якова Фирсова, строившего в 1775 г. лодью «Святой Апостол Андрей Первозванный»6 (которым сопутствуют чертеж первой лодьи, «описи» и «реэстры» различного судового имущества и др.). Эти уникальные документы обнаружены, обработаны и опубликованы П.А. Филиным [6, 7]. Процесс постройки описан в них весьма подробно. Эти лодьи конца XVIII в. уже нельзя назвать «староманерными», — они обшиты вгладь на металлическом крепеже, и в записях широко используется голландская терминология. Однако конструкция киля остается прежней. Приведем выдержки из «подрядных записей».

Федор Рюхин: «Матицу сплотить из трех брусов, ис коих средний положить с крепкими по концам самородными кокорами со сростом на середине, а побочные от кормового до носового штевней с одного без сростов. Штевни к кокорам, и к тем штевням с нутра по кокоры припустить плотно и связать штевни с кокорами нагилями и болтами насквозь … А матицу в концах и посередине скрепить нагилями сквозь, а с боков бить нагиль от нагиля в разстоянии по аршину, и меж оными нагилями бить болты железные через два промешка на стороне, а на другой так же глухарями чтоб насквозь непроходили для течи вершка по два».

Яков Фирсов: «Матицу сбить из трех… боковое у матицы брусье класть от кормового и носового штевня с одного без сростов, средние брусья с сростом к корме на трети, по концам кокоры плотные самородные … Ко оным кокорам штевни, и к тем штевням кокоры припустить плотно. …В середины и в концах матицы збить нагилями сквозь с боков нагиль от нагиля по аршину, меж оными нагилями бить болты через два промешка на стороне, а на другой также глухарями что насквося непроходили, для чего верха по два».

Илл. 5. Староманерная конструкция киля и его соединение со штевнямиОтличие вышеописанных судов от судна из Пыранихи ограничивалось частичным применением железного крепежа, и срост центральных брусьев, видимо, был короче. Длина матицы «Преподобного Зосимы»7 была больше — 19,6 м, толщина — 0,27 м.

Эта информация позволяет интерпретировать и более древний документ 1695 г., опубликованный М.И. Беловым: «С Пинеги Волдокурского погоста крестьянин Антошка Пыхунов сделал в Дом лодью новую двинянку на трех колодах … мерою от корга до корга 11 саженей»8. Речная лодья-двинянка, по всей вероятности, имела ту же матицу из «трех колод».

Сходство килевой конструкции у четырех или пяти судов постройки XVII–XVIII вв. на Белом и Балтийском морях дает основание полагать, что подобная конструкция вообще была наиболее распространенной, если не единственной, для крупных судов, построенных в России по «старой манере» до заимствования европейских образцов. Обобщенно конструкция показана на илл. 5. Другие типы килевой конструкции среди археологических находок и документов этого периода неизвестны.

Литература

1. Cederlund C.O. Recording the remains of a sewn boat found at Skeppargatan 4 in Stockholm, in: McGrail, S. ed. Sources and Techniques in Boat Archaeology. Symposium 1976. BAR Supplementary Series 29. National Maritime Museum, Greenwich, Archaeological Series No 1: 191–203 with a discussion. London, 1977.

2. Cederlund C.O. Ett fartyg byggt med syteknik. En studie i marinarkeologisk dokumentation. Statens historiska musem (National Maritime Museum) rapport No. 7. Stockholm, 1978.

3. Westerdahl C. Sewn boats of the North: A preliminary catalogue with introductory comments // The International Journal of Nautical Archaeology and Underwater Exploration, 14.1: 33–62. 1985.

4. Брызгалов В.В., Емельянов А.Н., Овсянников О.В. Изучение памятников морской археологии. СПб., 1995. Вып. 2. С. 43–47.

5. Ясински М.Э., Овсянников О.В. Взгляд на Европейскую Арктику. Т.1. Путь к океану. СПб., 1998. С. 358–363.

6. Филин П.А. Судостроение Соловецкого монастыря: лодья «Преподобный Зосима». М., 2004.

7. Филин П.А. Лодья Соловецкого монастыря «Преподобный Зосима» 1790 г. // Соловецкое море. Историко-литературный альманах. М. – Архангельск, 2003. Вып 2. С. 21–34.

1 Полленологический, или этноботанический, анализ основан на подсчете и сравнении числа частиц пыльцы и спор различных растений, сохранившихся в образце. Пыльца весьма равномерно разносится воздухом, поэтому по ее видовому распределению можно судить об экосистеме и, следовательно, о месте происхождения образца.

2 Правда, для таких коротких сроков радиоуглеродный метод крайне ненадежен и неточен; его относительная точность выше всего для сроков порядка периода полураспада изотопа С14 (~5570 лет).

3 Была ли это носовая или кормовая оконечность, установить невозможно, но поскольку конструкция и обводы носа и кормы часто почти не отличались, то вопрос этот не представляется важным.

4 По словам П. Розманова, она была не вымыта из дюны, а выброшена на берег после сильного шторма. Возможно, днище лежало на дне моря, прижатое остатками балласта или груза, и освободилось при сильном волнении.

5 РГАДА. Ф. 1201 Оп. 5. Д. 5476.

6 РГАДА. Ф. 1201. Оп. 2. Д. 368.

7 «Св. Апостол Андрей» имел почти идентичные размеры.

8 Белов М.И. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX в. // История открытия и освоения северного морского пути. М., 1956. Т. I. С. 211.

9 Мелкие суда и лодки, конечно, имели другие, более простые типы киля или долбленого днища.

Версия для печати   










 
   
Заказ частного самолета там.