Альманах «Соловецкое море». № 5. 2006 г.

Дмитрий Лебедев

Гидрографические заметки капитана

— А какой самый главный прибор в кораблевождении?
— Голова, — отвечали педагоги…
В.С. Пикуль. «Мальчики с бантиками»

Лето 2005 года — третья навигация нашего экспедиционного судна. Некоторые члены Товарищества Северного Мореходства считают слово «экспедиция» для традиционного летнего похода слишком громким, но мне, капитану, оно нравится. По всем признакам — настоящая экспедиция. Есть заранее разработанный маршрут, есть исследовательские и познавательные задачи, есть подготовка судна к походу, есть обсуждение итогов и экспедиционный материал. Есть судовой журнал, который уже третий год трудолюбиво и педантично ведет Алексей Лаушкин, отвечающий в походе и за научную сторону наших наблюдений.

За три навигации МРБ «Историк Морозов» побывал в следующих местах:

2003 год. Переход из Петрозаводска на Соловки: Кижи, Онежское озеро, Беломорско-Балтийский канал (он же ББК), Беломорск, Кузова, Соловки. Поход на Кондостров в Онежский залив Белого моря: архипелаг Кузова, о-в Большой Жужмуй, Онежский залив в районе Кондострова.

2004 год. Поход в Кандалакшский залив Белого моря: о-в Самбалуда, Карельский берег, о-в Соностров, Кереть, Терский берег, Умба, Варзуга, Порья губа.

2005 год. Поход на Летний и Онежский берега: Сосновая губа о-ва Большой Соловецкий, Троицкая губа о-ва Анзер, о-в Жижгин, Онежский берег, Летняя Золотица, Пушлахта, Сумская губа, о-в Большой Жужмуй.

Если среди перечисленных выше географических пунктов, пройденных нами в 2005 г., вы найдете точки, через которые проложили свой будущий поход, то наши наблюдения и информация наверняка окажутся вам полезны.

* * *

Итак, 2005 год.

Остров Большой Соловецкий. Гавань Благополучия. Заканчиваются последние приготовления к экспедиции. Накануне выхода в плавание мы обращаемся к отцу Герману, который благословляет нас на морское путешествие и совершает полагающийся по такому случаю молебен. Это стало уже традицией. Молебен помогает подвести организационную и психологическую черту под всем, что было до него, очистить душу и мозг для выхода в море, настроиться на серьезность новых впечатлений. «Кто в море не хаживал, тот Бога не маливал!» Справедливость этого поморского выражения, известного с вариациями и в других частях «прибрежной» Европы, понимает всякий, кто имеет дерзость бороздить водные просторы.

— Не надейтесь на свой корабль и на себя, но на Бога надейтесь! — напутствует экипаж «Историка» отец Герман.

И вот наступает долгожданный день отплытия. Откроем судовой журнал:

31.VII Вскр.
12.05
Ясно. Тихо. 1002 hPa
Отшвартовались от причала ТСМ в бухте Благополучия и пошли к Троицкой губе о-ва Анзер, полагая обогнуть о-в Большой Соловецкий с севера (с возможным заходом в тоню Новая Сосновка).
Состав экипажа: Д.В. Лебедев (капитан), В.В. Щербак (капитан-наставник), В.В. Аксючиц-Лаушкина, А.А. Крысанов, А.В. Лаушкин, В.Н. Матонин, С.В. Рапенкова, Л.И. Саблинова, С.Л. Тюкина и О.И. Федотова.

14.20 Отшвартовались у причала Новой Сосновки. Подходы к нему сложные. Команда отпущена для короткого осмотра местности.

15.20 Снялись и продолжили путь на о-в Анзер.

15.30 Сели на мель при выходе из Сосновой губы, N65о09,770 Е35о37,990. Попытки сняться с помощью ходов, раскачки, заводки якоря шлюпкой «Корсар» и толкания ни к чему не привели из-за быстрого падения уровня воды.

16.10 На шлюпке привезли с берега бревна и сделали из них подпорки. Судно зафиксировано на киле с креном на ПБ в 13о. При осмотре подводной части корпуса повреждений не выявлено (осмотр стал возможен вследствие сильной убыли воды). Приступаем к аварийным работам по подготовке судна к снятию с мели. Все должно быть готово к 2.00 ночи — перед полным приливом.

1.VIII
2.45
Ясно. Тихий SW. 1001 hPa
На большой воде снялись с мели задними ходами, что явилось следствием следующих принятых мер: 1) частичной разгрузки судна (более чем на тонну, включая балласт, пресную воду, провиант и некоторое оборудование); все снятое было временно перемещено на ближайшую коргу; 2) очистки дна за кормой от валунов; 3) заводки двух якорей с кормы на одном якорном конце и напряжения конца лебедкой; 4) закренивания судна на ПБ (для чего очень пригодилась женская часть команды). Встав на якорь, приступили к возвращению перемещенного имущества.

За сухой информацией журнальных записей первого дня скрывается масса эмоций. Отход в плавание — всегда событие вне обычного ряда. Отплытие несет в себе торжественно-тревожное предвкушение грядущих событий, открытий и происшествий. Торжественность нашего выхода из Гавани Благополучия усугублялась прекрасной погодой, колокольным звоном и воскресным крестным ходом.

Впрочем, выход в плавание в воскресенье, во время литургии, да еще на виду у всего монастырского священноначалия получил достойное неодобрение некоторой части экипажа «Историка». Но оправдываясь планами, сроками, погодой и необходимостью, мы, перекрестившись на все любимое и дорогое, что окружает нас в гавани, все же ушли.

Посадку на мель несколькими часами позже мы восприняли как легкое предупреждение о нашем неблаговидном поведении. Правда, мне как капитану это был еще и подарок — подарок обретения бесценного практического опыта.

Вход в Сосновую губу и подход к причалу новососновской тони вообще сложен и даже у местных мореходов пользуется дурной славой. Кто там только не сидел! Практически все известные соловецкие судоводители. Теперь к ним присоединился и ваш покорный слуга. Это, конечно, несколько сглаживает мой капитанский позор. Но серьезные выводы я сделал — о них позже.

Первый раз я заходил в эту губу с Сергеем Морозовым (в честь которого мы и назвали наш МРБ) на килевой яхте «Норд Вест» (осадка 1,2 м) в штормовую погоду и в середине отлива. Море бурлило всеми оттенками бирюзового и пенного. Ориентируясь на более темный цвет воды и сторонясь пенных бурунов, мы тогда благополучно миновали все дальние корги и под аплодисменты новососновских обитателей, которые с берега наблюдали наши выкрутасы, подошли к причалу. Как я понял потом, точного прохода Морозов не знал. Это была талантливая импровизация опытного человека с особой морской интуицией.

В нашем нынешнем случае был полный штиль. Вода была за час до полного прилива. «Историк» оборудован плохеньким эхолотом, определяющим глубину только вертикально вниз и весьма примерно. Полезность карты и нашей продвинутой компьютерной картографической системы, совмещенной с GPS, в этом месте заканчивается на пятиметровой изобате. Меньших глубин нет, отмечены только явные островки. Идем на ощупь — визуально, благо, рубка «Историка» практически на самом носу. Вода совершенно однородна по цвету и непрозрачна, а дно начинаем видеть, когда его уже можно потрогать. Тем не менее, благополучно минуем все мели и швартуемся у причала. В ответ на удивленные реплики сезонных рабочих, занимающихся сбором водорослей, как такое большое судно проскочило все минные поля, я с гордостью демонстрирую ноутбук и всю нашу навигацию. Через два часа они уже будут знать, что и современная техника — тоже не панацея, а вот карбас и собственный опыт это то, что, как говорится, не пропьешь даже в суровых северных условиях.

Распрощавшись с мужиками, мы отправляемся дальше по практически полной воде. В результате мы и просидели на камнях весь приливно-отливный цикл — 12 часов от одного полного прилива до другого через абсолютный минимум. Казалось, чего проще — выйти назад по уже пройденному пути и по пунктиру, зафиксированному компьютером на мониторе. Но мы все-таки сели.

Дальнейшее описано в судовом журнале, а также в статье Алексея Крысанова «Особые случаи морской практики». Происшествие члены экипажа окрестили между собой так: «классические учения по постановке судна на мель и снятию с оной». Я ограничусь только «сухим остатком» учений в Сосновой губе:

1. Капитану — после успешного преодоления трудностей не расслабляться, так как тут же последуют следующие, более серьезные.

2. Возвращаясь назад по уже пройденному следу, надо было соблюдать большую осторожность. Мы слишком рано стали делать правый поворот, становясь на желаемый курс на остров Анзер. Корги Сосновой губы далеко уходят в море, поэтому правильным действием был бы уход в море по собственному следу, оставленному на компьютере и GPS, за пятиметровую изобату.

3. В сложные места входить и выходить надо в середине или во второй половине прилива. В этом случае сидеть на мели придется минимальный срок.

4. Не надо жалеть денег на хороший эхолот.

5. В неизвестном месте лучше спустить шлюпку и сделать разведку.

6. Все, что в учебниках и книгах написано про технологию снятия с мели, — правда.

И еще один примечательный факт. Сосновая губа находится от поселка Соловецкий в 22 км несильно проезжей дороги. Интенсивность движения, особенно в северной ее части, — одна машина в неделю. Перебирая все варианты снятия, мы рассматривали также и отправку гонцов в поселок за подмогой. Мужики с тони подгребли к нам на карбасе где-то часов через пять, когда «Историк» возвышался уже гордым монументом среди вод, практически полностью осушив днище и сохраняя вертикальное положение только благодаря бревнам, упертым в привальный брус. Они предложили нам… рыбу. Вопрос о помощи не рассматривался. Видимо, по причине неясности формы ее оказания: чем тут поможешь, ждите прилива! Мы и ждали, но весьма деятельно, и, конечно, любую помощь, будь она предложена, приняли бы с благодарностью. Но я не об этом. Примечательный факт заключается в том, что в поселке Соловецкий о наших злоключениях знали в эту же ночь, когда мы благополучно слезали с камней. На следующий день событие уже обсуждалось, а по нашему возвращению в родную бухту оно обросло таким невероятным количеством деталей и версий, что мы сами с трудом узнавали контуры реальных событий. Вот так рождаются мифы, легенды и сказки…

Но вернемся к судовому журналу:

5.36
Взяли курс на о-в Анзер. Всего задержка из-за посадки на мель составила 14 ч. 16 мин.

7.09
Втянулись в Троицкую губу о-ва Анзер и встали на якорь у Спасательной станции.

13.55
Ясно. Тихий N. 1001 hPa
После гидрографической разведки на «Корсаре», подтвердившей появление в губе створов и вех, а также наличие проходимого в большую воду фарватера, двинулись в глубь губы.

14.06
Встали на якорь в средней части губы, N6510,330 Е3557,740. Женская часть экипажа отправлена по делам Товарищества в Голгофо-Распятский скит, мужская — приступила к ремонтажу балласта и приведению судна в порядок после вчерашнего происшествия, которое решили считать успешно проведенными «учениями».

2.VIII
5.10
Пользуясь большой водой, снялись и пошли к горлу губы.

5.30
Встали на прежнем месте напротив Спасательной станции.
Начнем с предупреждения, что для нахождения на острове Анзер необходимо иметь разрешение местного священноначалия.

У входа в Троицкую губу когда-то располагалась монастырская Спасательная станция. На рейде удобно встать как раз напротив остатков ее строений. Если море неспокойно, то в большую воду можно пройти первый перекат (осадка «Историка» — 1 м) и зайти вглубь Троицкой губы, ориентируясь на местные навигационные знаки. После переката и поворота налево возникает глубокий плес, закрытый со всех сторон высокими берегами. Идеальное место для укрытия от шторма. Прежде чем отправляться вглубь губы, имеет смысл бросить якорь у бывшей Троицкой спасательной станции и изучить проход на шлюпке. А также учесть, что выйти обратно можно будет только в прилив.

10.00
Пасмурно. Тихий N. 1002 hPa
Снялись с якоря и взяли курс на о-в Жижгин.

12.55
Бросили якорь к SWW от м. Ливтеиха о-ва Жижгин, N65о11,808 Е36о49,494. При подходе были запрошены по радио о цели визита службой «Восход Жижгинский» и получили рекомендации по постановке на якорь. Отмеченный на карте и в лоции пирс разрушен (нет настила на валунном моле), а дно около него замыто песком так, что мелкосидящие плавсредства могут подходить лишь к его южному крылу.

14.10
Экипаж (за исключением капитана, которого позже должен сменить капитан-наставник) начал высадку на берег с целью осмотра острова (включая действующий с 1843 г. маяк) и общения с местными жителями.

22.30
Экипаж в полном составе вернулся на судно.

При подходе к Жижгинскому острову вас обязательно вызовут на связь по 16-му каналу с радиолокационной станции, расположенной на острове. Обычная процедура. Сообщите название своего судна и маршрут следования. Подход к острову хорошо обозначен на всех картах. При необходимости дополнительную информацию можно получить по той же рации. На Жижгине очень гостеприимное немногочисленное население. Вам с удовольствием покажут Жижгинский маяк 1843 г. и расскажут о его хозяйстве. Стоянка у Жижгина имеет существенный недостаток — это практически открытый рейд, защищенный только с одной стороны самим островом. Есть остатки старого причала и дамбы, но спрятаться за него удастся только очень небольшим судам.

3.VIII
8.00
Ясно. Слабый NO. 1005 hPa
Из-за поднявшегося ветра спешно снялись и взяли курс на Летнюю Золотицу; в проливе немного покачало. Послали прощальный радиопривет гостеприимному «Восходу Жижгинскому».

10.06
Отдали якорь напротив деревни Летняя Золотица (лежащей примерно в километре от берега моря), N64о97,530 Е36о48,592, не рискнув втягиваться в устье одноименной реки.

11.10
Начали высадку на берег.

17.55
Осмотрев деревню и подходы к ней по воде (на «Корсаре»), пообщавшись с жителями, заправив основной танк и еще бурдюк пресной водой, снялись и двинулись в направлении деревни Пушлахты. Капитаны сделали вывод о возможности вхождения в устье реки на МРБ в большую воду, а также безопасной стоянки там.

Летняя Золотица — своего рода центр северо-западной части Онежского полуострова. Хотя это и материк, связь с Архангельском осуществляется только по морю и воздуху. В поселке есть грунтовый аэродром, способный принимать АН-2 круглогодично. Дома поселка расположились несколькими «террасами» вдоль излучины реки. Есть даже улицы — «Нижняя», «Средняя», «Верхняя» и почему-то «Карабах» (видимо, «Нагорный»), есть почта, междугородний телефон, магазины, школа, местная администрация, небольшая частная ферма, пекарня и дизельная электростанция, работающая на привозной солярке пресловутого северного завоза. Бочки и емкости этого уродливого явления разбросаны по всему побережью, олицетворяя собой либо очень «грамотное» техническое решение, либо наше безалаберное отношение к жизни, либо следы исчезнувшей цивилизации. В памяти всплывают такие же автономные, изолированные поселки значительно севернее, за полярным кругом — в… Норвегии. Дальше можно не продолжать, вы все поняли.

В Золотице есть возможность пополнить запасы пресной воды. Для этого надо войти в реку примерно на 0,5 км, и по левому ее берегу вы обнаружите трубу, подающую воду из озера, расположенного несколько выше. Уточнить место трубы можно у местных жителей. Плавание на «Корсаре» под мотором по речке Золотица в ее нижнем течении в прилив особых препятствий не выявило. В отлив приходилось огибать многочисленные камни и на мелководьях переходить на весла.

На противоположном от деревни берегу реки, несколько в глубине леса идет строительство новой гостиницы. Бревна большого диаметра, стеклопакеты и иные элементы современных строительных технологий свидетельствуют о серьезных инвестициях и какой-то причудливой бизнес-идее, эксплуатирующей естественные качества нашей территории — глухие оторванные от цивилизации места, незлобивых «аборигенов», рыбалку, охоту и девственную природу.

Для сведения капитанов сообщу, что в устье реки Золотицы, где ранее располагались колхозные причалы, судам с осадкой до 1 м можно войти в большую воду, предварительно изучив, как русло реки преодолевает бар. Навигационное описание фарватера отсутствует, да к тому же, по свидетельству местных жителей, русло в баре иногда меняет свое направление. В нашем случае река, вынося свои воды в море через прибрежную отмель, поворачивала несколько левее, градусов на 40–45, а потом правым поворотом уходила на глубину. Еще раз скажу, что без предварительного изучения вы гарантированно будете сидеть на мелях. Войдя в реку, можно отшвартоваться у старых причалов по правому берегу, благо глубины у них приличные даже в полный отлив.

По пути из Золотицы в Пушлахту мы проходим мыс Летний Орлов с одноименным маяком. Маяк действует. Отмечу, что около мыса наблюдается сильнейшее морское течение.

20.15
Не зная подходов к пушлахотскому рейду, бросили якорь севернее деревни, N64о50,169 Е36о30,715

4.VIII
6.30
Переменно. Тихо. 1014 hPa
Причалили рыбаки-пушлахоты на деревянной шлюпке, один из них поднялся на борт и разбудил экипаж. Просил опохмелиться, получил отказ.

7.30
Обнаружена неисправность в гидрофоре и вскоре устранена.

10.05
Утренние рыбаки попросили отбуксировать их к деревне (сломался двигатель). Взяли одного из них на борт в качестве лоцмана и пошли к деревенскому причалу, буксируя шлюпку.

10.25
Встали к причалу Пушлахты носом. При промерах футштоком выяснили, что в отлив глубины должно хватить еле-еле. Все (за исключением капитанов) отправились в деревню, расположенную в полукилометре.

12.20
Из-за быстрого падения воды отошли от причала, гребя килем по песку и поминая лоцманов.

12.30
Бросили якорь на рейде между двух корг, N64о48,834 Е36о32,932.

23.20
Все вернулись на судно, проведя день в знакомстве с деревней и ее жителями, а вечером помывшись в бане.

5.VIII
10.15
Пасмурно. Свежий О 7–8 м/с, порывы до 11 м/с. 1009 hPa
Снялись и вновь подошли к причалу, прячась от волнения.

10.25
Свежий О 8–9 м/с, порывы до 13 м/с.
Встали к причалу бортом, готовые в полный отлив несколько обсохнуть.

11.15
Все сошли на берег (за исключением капитана-наставника).

21.30
Экипаж в полном составе собрался на борту после неудачной поездки к Чесменскому маяку на «бензинопаромобиле» ЗИЛ-157.

23.00
Пришел новый прогноз погоды: усиление шторма.

6.VIII
10.00
Ясно. Легкий О. 1009 hPa
Переставились на рейд на прежнее место.

12.30
Заправились пресной водой из р. Пушки. Подход к деревне даже на «Корсаре» возможен только в прилив и при знании фарватера.

14.00
Доставили на борт экспедиционные находки и приобретения.

Пушлахотский залив, пожалуй, единственное место на Онежском берегу, где можно спрятаться от серьезной непогоды. Существует (по крайней мере в справочнике) гидрографическая карта этого района приличествующего масштаба, но, видимо, в силу ее секретности раздобыть мы ее не смогли, и наша информация о заливе заканчивалась все той же хрестоматийной пятиметровой изобатой. Входить в залив просто — строго на створы. При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что створы стоят на небольших каменистых островах. При входе в залив с левой стороны, почти под прямым углом к берегу, в море отходит каменистая коса с приметным рыбацким сарайчиком. Правильная форма косы вызвала мысли о ее искусственном происхождении. За косой, которая работает волноломом, соблюдая осторожность можно встать на якорь, максимально приблизившись к берегу. Можно также пройти в глубь залива, оставляя острова со створами по левому борту. Далее справа и слева от условного фарватера будут заметные в отлив и почти полностью скрывающиеся в прилив каменистые корги, между которыми лежит путь к старым деревянным причалам. Глубины перед причалом и на последних 100 метрах к нему — от 1,5 до 0,5 метра в зависимости от уровня воды. Дно — песок и ил. У причала можно обсохнуть (что не страшно, если правильно закрепить судно), а потом благополучно всплыть.

Кроме возможных естественных препятствий при втягивании в залив, надо помнить еще и о сетях местных жителей, а также об их бесконечно детском и наивном желании выпить. Печальную неугасающую страсть нашего народа к водке мы наблюдаем, дивясь многообразию форм проявления, практически в каждом походе. Стоит только «Историку» появиться на рейде какой-нибудь деревни, как местные на лодках устремляются к нам с предложениями натурального обмена или просто просьбами выпить. Как правило, получив отказ, они беззлобно гребут обратно. Для всех, кто сталкивается с этой проблемой, дарю наше «ноу-хау». Как только мы замечаем лодку, приближающуюся к нам с явным намерением вступить в контакт, кто-нибудь из команды выскакивает на корму, отчаянно машет руками и, когда плавсредство подходит на расстояние вербального контакта, произносит примерно следующий текст: «Мужики, где тут у вас можно водку купить, неделю в море, все кончилось…» Действует безотказно. Мужики хватаются за голову, входят в положение и сочувствующе рассказывают все местные способы приобретения зелья.

Мы провели в Пушлахте два с половиной дня, передружились с половиной ее обитателей и прониклись уютной безалаберностью их существования. В деревне нет ощущения безысходности, хотя везде вокруг следы рухнувшего социалистического уклада. Но нет и ощущения оптимистического прорыва в новую жизнь. Все законсервировалось в каком-то сонном состоянии неопределенности. Многие (хотя и не все) живут просто по инерции: по-старому уже не получается, а как по-новому, они не знают. Предпринимательская энергия еще не докатилась до этих мест, а энергии выживания уже явно недостаточно для благоденствия. Государственной заботы о судьбе подобных деревень мы не обнаружили (и опять в голову лезут неуместные мысли о Норвегии!).

С другими нашими впечатлениями от Пушлахты и пушлахотов читатель может познакомиться в очерке «Записки бакового» в разделе «Острова», а мы вернемся к журналу:

14.20
При подъеме шлюпки сорвало осевой болт у основания грузовой стрелы. Дефект судостроителей. Пострадавших нет.

15.25
Снялись и взяли курс на м. Чесменский, по пути выполняя ремонт стрелы.

16.05
Ремонт стрелы успешно завершен.

16.40
Встали в виду м. Чесменский перед широкой полосой осушки, N64о43,685 Е36о31,995, и сразу же приступили к высадке на берег. Рядом с постройками у основания мыса имеются створы, но их назначение мы не выяснили. В прибрежном лесу обнаружены следы пребывания медведя.

19.05
Осмотрев маяк, все вернулись на судно. Съеденных медведем нет. Маячники в отлучке. Взяли курс к Поморскому берегу.

Сказать о мысе Чесменском особо полезного мне нечего. Рейд и рейд. Большая осушка. Спрятаться негде. Идем дальше:

23.45
Проследовав через Онежский залив мирным морем, встали на якорь у входа в Сумскую губу рядом с о-вом Разостров, N6424,274 Е3526,782. На острове горит торфяник, дым сносит временами на нас. Разостровские комары пытаются получить у нас убежище.

7.VIII Вскр.
10.15
Переменно. Тихий SO. 1014 hPa
Снялись, скрываясь от усиливающегося дыма.

10.32
Встали в другом месте, N64о23,639 Е35о26,046.

10.40
По случаю воскресного дня совершили на борту обедницу.

11.15
Снялись и взяли курс к устью р. Сумы.

11.40
Встали на якорь, N64о18,083 Е35о24,763, спустили шлюпку и приступили к промерам фарватера для входа в реку.

13.10
Промеры показали, что войти можно только на полной воде, которую нужно ждать еще около 10 часов. Между тем, сроки уже поджимают, продукты портятся, женская часть экипажа киснет. Дальше от Сумской губы к Соловкам лежат обитаемые острова Большой и Малый Жужмуй. На Большом расположился сезонный поселок водорослевиков и маяк. Взяли курс на о-в Б. Жужмуй.

Заключительная часть нашего похода проходила по достаточно хорошо освоенным судоводителями местам. К сожалению, мы не вошли в реку Суму, хотя теоретическая возможность оного предприятия имелась. Заход достаточно простой — русло реки пересекает бар практически по прямой. Надо было только дождаться большой воды. У Разострова при входе в Сумскую губу можно спрятаться от любого ветра и волнения.

16.00
Встали на якорь к S от м. Светелка о-ва Б. Жужмуй и сразу же приступили к высадке на берег (за исключением капитанов).

21.25
Переменно. Слабый NO 3–4 м/с. Волна 0,5 м. 1014 hPa
Сразу же по возвращении людей с берега снялись и при некотором волнении моря двинулись по направлению к Кузовам.

22.40
Свежий NO до 8 м/с. Волна до 1,5 м. 1013 hPa
Из-за усиления ветра и качки повернули назад к о-ву Б. Жужмуй. Для понижения центра тяжести и увеличения остойчивости судна команда усажена на пайолы.

23.30
Встали на якорь, спрятавшись от ветра, к SO от м. Светелка, N64о40,071 Е35о31,486. Кто смог, поужинал. Доели хлеб.

8.VIII
6.30
Пасмурно. Слабый NO 3–4 м/с, порывы до 7 м/с. Волна 0,5 м. 1014 hPa
Стоим на прежнем месте. Острова большие и хорошо закрывают от северо-восточных ветров.

11.50
Ясно. Слабый NO 3–4 м/с, порывы до 6 м/с. Волна 0,5 м. 1014 hPa
Море заметно успокоилось. Женская часть экипажа тоже. Снялись и взяли курс о-в Ровняжий — Кузова.

14.15
Ясно. Тихо. 1014 hPa
Встали у о-ва Немецкий Кузов в «Крестовой бухте», N64о56,569 Е35о09,901. Экипаж радуется, но беспредметно.

15.10
Желающие высадились на берег. На скалах — впервые за весь поход — заработала сотовая связь.

18.50
Пошли к Соловкам.

20.50
Пришли в Соловки и отшвартовались у причала ТСМ, быв в пути 8 дн. 8 ч. и 45 мин. Слава Богу за всё!

Про архипелаг Кузова уже столько написано, что повторяться просто неприлично.

* * *

В заключение — общие соображения для мореманов и судоводителей-любителей, отваживающихся на походы в Белом море. Профессионалов прошу на этих строках не задерживаться, дабы не оскорблять себя набором известных им истин.

Отправляясь в поход, обзаведитесь максимально возможным количеством карт как гидрографических, так и топографических материковых. Не лишними будут и лоция Белого моря, атлас течений, справочник приливов и отливов с таблицей на текущий год. Без последнего документа и умения им пользоваться в некоторые места лучше вообще не соваться. Весьма полезными могут быть и советы местных лоцманов. Не говорю про стандартный набор навигационных приборов от компаса до GPS или более сложных картографических системах, совмещенных с компьютером или плоттером. Однако даже при наличии всей этой навигационной электроники необходимы и классические штурманские навыки — прокладка курса, расчет дрейфа и т.п.

Онежский и Кандалакшский заливы Белого моря, близлежащие берега и акватория в районе Соловецкого архипелага имеют ряд особенностей. Главные из них — это приливы и отливы и сопутствующие им течения, а также наличие большого числа каменистых мелей и корг, то обсыхающих, то снова прячущихся под водой. Величина прилива, конечно, невысока — в среднем в пределах 1 м, но в отдельных случаях и она может стать принципиальной. Приливно-отливные течения в сочетании с волной и ветром могут создавать весьма сложные условия для судовождения.

Лишь при грамотном подходе к делу, внимательности, осторожности и продуманности каждого маневра вы сможете получить удовольствие от созерцания нереальной красоты этого сурового края.

Предостережение. Все судоводительские выводы сделаны применительно к морским качествам и характеристикам МРБ «Историк Морозов» и человеческим качествам его команды.

Об авторе

Лирический отчет об этой экспедиции с фотографиями и стихами

Версия для печати