Интернет-приложение альманаха «Соловецкое море»

Алексей Шептунов

Туда и обратно по Белому морю: 32-я Соловецкая регата глазами очевидца

Соловецкая регата. Лето 2006 г.С 3 по 11 августа 2006 года в окрестностях Соловецких островов прошла 32-я традиционная Соловецкая парусная регата, посвященная в нынешнем году 100-летию российского подводного флота. Поморский праздник яхтинга, организованный архангельским речным яхт-клубом и парусным центром «Норд» в содружестве с северодвинским яхт-клубом, в нынешнем году прошел как никогда широко — при стечении участников из десятка российских регионов, прямой поддержке администрации Архангельской области и лично заместителя губернатора Михаила Ситкина, северодвинской мэрии и оборонных предприятий города корабелов, Беломорской военно-морской базы, многочисленных спонсоров.

Огласите весь список!

Попасть на Соловецкую регату — не только большая честь для любого архангельского и северодвинского яхтсмена. Неповторимым природным ландшафтом соревнования давно привлекают к себе и гостей из других регионов. Добираться до Белого моря, конечно, сложновато — однако в нынешнем году это сделали несколько участников из других регионов, многие — впервые. Кто-то, — как одолевшая сорокадневный переход до Соловков яхта «Самара» из одноименного города на Волге и «Фасон» из Великого Новгорода, — завернули на Соловки не поучаствовать, а присмотреться к регате; другие, вроде питерского «Персея», — чтобы впервые опробовать дистанцию, третьи — давние друзья Соловецкого яхт-форума, мореходы из карельской Чупы («Водный мир», «Браво», «Калипсо») и Североморска (яхта «Вега») — чтобы принять в ней самое активное участие.

Главным фаворитом гонки изначально считался «Интерлопер – Русский Лед», недавно появившаяся в Архангельске гоночная яхта, впервые принявшая участие в Соловецкой регате, но уже успевшая завоевать немало призов в Питере.

Каждый, наблюдающий регату на протяжении нескольких дней, начинает узнавать яхты «в лицо». Иногда это конкретное лицо ее капитана — спутать с кем-то еще харизматичных кормчих архангельских яхт «Мустанг» Андрея Журавлева, «Интерлопер» Сергея Шалабанова, и корифея северного яхтинга, семидесятилетнего капитана северодвинского «Секрета» Петра Григорьевича Коренюгина просто трудно. Иногда — это неповторимый лик самой яхты, помноженный в сознании наблюдателя на ее проявленный в гонках характер. Статная «Легенда», чье название выписано на борту готическим шрифтом; вызывающе розовый «Шанс», чья прямо-таки гламурная окраска столь бросается в глаза на фоне в любую погоду отдающих холодным металлом вод сурового Белого моря; похожий на пиратское судно из-за своей черно-белой окраски северодвинский же «Ропак», подчеркивающий свой имидж наличием на борту небритого персонажа цинично-веселого нрава, никогда не снимающего бандану цвета хаки и черные очки; ярко-зеленый «Агиней», в своих странствиях достигавший берегов Шотландии; стремительный и узкобортный представитель одноименного архангельского клуба «Норд 3», перестроенный из гоночной яхты класса «Дракон»; мощный, крутобокий «Таурус» (еще один тип яхт), гонщик со стажем и многократный победитель регаты «Мустанг», «Интерлопер», — сама продвинутость, олицетворение спортивного яхтинга; или его прямая противоположность, старенькая деревянная чупинская яхта «Водный Мир», демонстрирующая, тем не менее, высокие показатели в своей группе — все они индивидуальны.

Еще одна особенностью очередной Соловецкой стало то, что устроители собрали команду из представителей СМИ.

«Не бойтесь Соловков»

В нынешнем году гонки стартовали и финишировали на Соловецком архипелаге, а не в дельте Северной Двины, как это было раньше. По мнению организаторов, таковые новшества привлекут к регате большее количество иногородних участников, которым ранее приходилось идти для старта гонок аж до Архангельска, а затем уже возвращаться на беломорский архипелаг. И расчет организаторов оказался верным!

Соловки встретили участников регаты и прессу, размещенную на специально выделенном для этой высокой цели Беломорской военно-морской базой адмиральском морском катере «Беломорец» теплой солнечной погодой и неустойчивыми ветрами. Поселок с каждым годом производит все более двойственное впечатление — с одной стороны, рост количества торговых точек и сувенирных лавок, туристической инфраструктуры и золоченых дверных ручек; с другой — все те же, что и несколько лет назад, строительные леса на самом высоком строении архитектурном памятнике Соловецкого кремля — колокольне, и население, которое, уже по привычке каждое лето из добродушных и простоватых сельских жителей превращается в предпринимателей. А что поделаешь, жизнь такая — в сезон не подсуетишься, не заработаешь на туристах, которые и сами, к тому же, готовы выкладывать немалые денежки за весь набор местных радостей, диковин и услуг, — зиму не прожить.

О сущности развитого капитализма по-соловецки красноречиво сказал большой пожар, случившийся в поселке как раз во время регаты. Поздно вечером вдруг загорелся памятник архитектуры XIX века — старинный деревянный жилой дом, так называемый Дрововозный корпус. Над островом мгновенно поднялся огромный столб огня, сбежались люди — наверное, большая часть тех, кто находился в это время в поселке. Подоспевшие пожарным оставалось лишь одно — силами имеющейся в наличии старенькой техники изо всех сил стараться сделать так, чтобы огонь не перекинулся на соседние памятники, телеграф, жилые дома — усилившийся ветер грозил тотальным пожаром. В ночном зареве каждый делал свое дело по мере имеющихся сил — пожарные поливали соседние здания, ибо спасти загоревшийся дом уже не представлялось возможным, монахи, видимо, с той же целью, обходили пожарище с иконой, причем делали это в непосредственной близости от каждую минуту могущего обрушиться старинного сруба, выселенные из соседней гостиницы паломницы не переставая пели молитвы. Узнав о беде, к месту пожарища прибыли и участники регаты, готовые в любую минуту прийти на помощь населению и огнеборцам. Впрочем, сделать что-то уже было практически невозможно, и, как стало известно позднее, после пожара на острове недосчитались двоих жителей дома… В толпе слышалось: мол, деньги на Соловках зарабатывать научились, а сделать на острове нормальную «пожарку» — какое!

Впрочем, как говорил великий русский художник Михаил Нестеров, «не бойтесь Соловков. Здесь Христос близко…» О морских же походах по Белому морю лучше всего говорит старая поморская поговорка: «кто в море не ходил, тот Богу не молился».

Не скажет ни камень, ни крест…

Установка памятного креста на Большом Заяцком острове. Лето 2006 г.Регата не стала исключительно спортивным событием, с самого начала ее устроители задумывали ее как своеобразное посвящение подводному флоту России, которому в этом году исполнилось 100 лет. А центральным неспортивным моментом регаты стала установка и освящение памятного креста в честь погибших российских подводников, которая состоялась на Большом Заяцком острове Соловецкого архипелага, в непосредственной близости от деревянной Андреевской церкви. Русские моряки помнят свои традиции, — тем более, что около трети участников регаты имеют непосредственное отношение к подводному флоту.

Как выразился гендиректор «Звездочки», мастерами которой и был изготовлен крест, Николай Калистратов, пока у России существует грозный подводный кулак, с нами не смогут сделать того, что сегодня, скажем, творят с Ливаном…

Церемония прошла торжественно и трогательно. Соловецкий иеромонах отец Петр, совершивший освящение креста, подчеркнул, что, хотя сама традиция ставить кресты в память о погибших на водах и в благодарение за спасение, существовала у беломорских поморов задолго до создания подводного, и вообще российского флота, возрождение этой традиции по отношению погибших подводников имеет особое значение.

— Знаменательно, что мы воздвигли этот крест именно во время регаты. Ведь именно из парусного флота возник сегодняшний российский флот, а яхтсмены и сегодня к морю — ближе всех других. Они с морем один на один: внизу вода, сверху парус! — подчеркнул священнослужитель.

На церемонии присутствовали ветераны-подводники, для которых событие имело особенное значение. По данным комиссии об увековечении памяти российских подводников, которые озвучил специально приехавший на регату председатель президиума объединенного совета организаций ветеранов-подводников военно-морского флота, член международной ассоциации ветеранов подводного флота кавалер ордена Мужества капитан первого ранга Вячеслав Акулецкий, во время Великой Отечественной войны погибло 90 субмарин и около 5500 советских подводников, среди них — 63 северянина. 22 погибших во время войны подводника были удостоены звания Героя Советского Союза.

Во время «холодной войны» Россия потеряла около 900 человек, в мирное время страна потеряла 5 атомных подводных лодок («с американцами у нас счет 5:2» — невесело шутят сами подводники), и 7 — дизельных. Среди погибших — также пять уроженцев Архангельской области, причем один из них был посмертно удостоен звания Героя.

«Стомилька» как она есть

Старт первой стомильной дистанции — от Соловков до губы карельской Чупа, что на входе в Кандалакшский залив — это было действительно смешно. Открыв стартовые ворота (через них яхты могут пройти в течение часа), судьи свистят, показательно призывая, по старой морской примете, ветер: ну где вы еще такое увидите, что при сигнале «старт» участники гонки топчутся на месте, пытаясь хоть на метр продвинуться вперед — мертвый штиль! «Нам бы буй обогнуть — там бы течением понесло!» — шутят на яхтах. Наконец, пять лодок кое-как отрываются от основной массы и начинают медленно набирать скорость. Матросы «Беломорца» во время такого вот «стремительного старта» развлекаются тем, что пытаются поймать багром свалившийся с одной из яхт резиновый тапок. Кое-кто из участников гонки, в итоге, в отведенный стартовый час уложился еле-еле…

А вот ночью яхтсменам удалось поймать попутный ветер, который, однако, очень быстро обернулся серьезным пятибалльным штормом. В итоге на финиш — к небольшому, но красивейшему острову Сосновец экипажи пришли потрепанными, мокрыми и усталыми. Их усилия оправдала роскошная местная рыбалка — яхтсмены самым серьезным образом приступили к конкурсу на лучшего рыбака-кулинара.

Обратным путем яхтсменам пришлось идти строго против ветра. Называется это лавировкой, яхта попеременно идет так называемыми галсами, расположенными к генеральному курсу под значительным углом, что в два раза увеличивает пройденный путь, и, само собой, время его прохождения. Такой вот ветер на поморском жаргоне вполне справедливо зовется «мордотыком». При этом на данном своем отрезке регата проходит по открытому морю — земли вокруг, сколько хватает глаз, не видно вообще. Лишь слева, над горизонтом необыкновенно стремительно поднимается полная красная луна. «Это что означает?» — спрашивают у старпома молодые члены экипажа «Интерлопера», явно обращаясь к его осведомленности в области знания морских примет. «Что-что… Ночь!» - отвечает тот спросонья.

До следующего поворота паруса основная часть вахты дремлет тут же, на палубе, каким-то образом примостившись на ее поверхности, расположенной по отношению к морю под углом почти 40 градусов. Самое время для разговора с капитаном, а в сухопутной жизни — врачом архангельского физкультурного диспансера Сергеем Шалабановым. На вопрос о названии построенной в 1987 году в Дании и долгое время прописанной в Петербурге этой яхты класса FARR 40 Сергей Владимирович отвечает, что английское слово interloper — многозначное, одно из основных его значений — «контрабандист», хотя лично ему больше нравится «незваный гость». Хотя яхта появилась в Архангельске лишь в прошлом году, команда давно проверена множеством походов еще на прославленной архангельской яхте «Соловки», пересекшей Атлантику и установившей мировой рекорд по высокоширотным походам. Половина яхтсменов ходят с Шалабановым уже около 25-ти лет. В последние годы, после постановки «Соловков» на бессрочный ремонт, по словам капитана, старый экипаж собирался вместе только на дни рождения, — ждали возможности снова выйти в море вместе.

— Настоящую команду не создать за 2–3 года, — убежден Шалабанов. — Иногда люди не сходятся в характерах, ведь даже те, кто привык к походной жизни зачастую не могут долго жить рядом в одном замкнутом помещении. И мне очень нравится экипаж «Мустанга» — с Андреем мы гоняемся уже не первый десяток лет, он очень грамотный капитан. Преимущество ребят перед нами в том, чьто они отлично знают свою лодку. У нас в этом году это только пятый выход на «Интерлопере» — за такое время серьезную яхту, конечно, не узнать, в ней масса загадок, и ходить на ней, по сравнению с другими яхтами, на которых я ходил, гораздо сложнее. То, что простит другая яхта, эта не простит. И я знаю, что на ней можно показывать гораздо большие скорости, чем мы до сих пор делали — в своем классе она одна из лучших в России. И это здорово, что архангелогородцы могут увидеть эту яхту!

«Теперь вы — беломорские яхтсмены!»

Торжественная процедура посвящения в беломорские яхтсмены затянулась допоздна. Вместо скатертей на большой поляне раскатали рулоны обоев и начался пир горой. Один из запомнившихся тостов, озвученный ветераном яхтинга Петром Коренюгиным, звучал так: «За то, чтобы в 50-й Соловецкой регате участвовало как можно больше юнг!»

Во время короткой передышки между гонок на Сосновце мы разговорились с членом экипажа «Легенды», депутатом областного Собрания депутатов Виктором Казариновым. Впервые на регату он попал шесть лет назад, по приглашению родственников. Первые впечатления о качке и штормах вспоминает с содроганием, говорит, что после первого раза решил для себя: «это не мой вид спорта!» Однако потом все же отправился в поход до Соловков, — хотя для это и пришлось 36 часов жить на палубе (если вас серьезно мутит, внутрь яхты лучше не спускаться вовсе). С тех пор яхтинг затянул, и сегодня на счету Казаринова — несколько дальних морских походов.

— Это первый экстремальный вид спорта, который я испытал на себе, и сейчас могу сказать, что это один из тех видов спорта, который позволяет за очень короткое время — буквально за неделю — настолько прочистить мозги, что после этого можно несколько месяцев активно работать! В море ты такой, какой есть. Здесь люди не врут друг другу, если они хотят с тобой общаться — будут, а если нет — не взыщите. Из моря возвращаешься другим человеком. Навсегда оставил след в душе наш первый поход в Североморск — в то время на нашей яхте не было эхолота, спасательного плота — только старенькая рация. На обратном пути мы попали в ужасный шторм в горле Белого моря, чуть не напоролись на камень посреди моря и чудом остались живы. Вернувшись домой, мы начали оборудовать яхту всех необходимым — сегодня она готова к самым дальним походам. Что касается Соловецкой регаты, она вышла из своего полуумирающего состояния, в котором находилась в течение многих лет. В прошлом году , когда мы были на Соловках, мы собрались с капитанами и решили возродить регату, повысить ее статус до такого, на какой может претендовать наше Белое море. Поскольку я спортсмен, мне это интересно и как спортсмену, с другой стороны, я считаю это очень перспективным направлением для развития туризма в Архангельской области, и важным для развития самих Соловков. Позже мы встретились с губернатором Николаем Киселевым и договорились о том, что впервые за многие годы будет создан полноценный оргкомитет. Посмотрите, сколько в этом году спортсменов из других регионов — на памяти опытных капитанов и ветеранов такое было последний раз лет 15 назад! Думаю, эта регата останется в памяти более, чем многие предыдущие, и верю в серьезные перспективы ее развития, а также рост популярности детского парусного спорта в регионе!

Женщина на корабле

Яхтенный спорт — занятие, увлечение, которое переходит от отца к сыну (об этом знают экипажи «Интерлопера» и «Мустанга»), которым заражают близких и любимых. На восьми из участвовавших в регате яхтах были члены семей. А в экипажах почти трети яхт были дамы, причем одна из них значилась по судовой роли как штурман. По всему видно, что морская примета о женщине на корабле на яхтинг не распространяется!

В команде же «Мустанга» представительниц «слабого» пола было целых две — курирующая один из российских Интернет-проектов, посвященных яхтингу, москвичка Мария Расницына, познакомившаяся с командой заочно и затем специально приехавшая на регату, и Елена Чукова — по судовому расписанию кок, в оргкомитете регаты — главный секретарь, а по сути — душа экипажа яхты. «Яхтинг — это настоящая отдушина. «Что хорошего на земле?» — улыбается Елена Ивановна.

— На «Мустанге» я хожу уже лет пять, до этого ходила на «Ропаке», «Архангельске», — рассказывает яхтсменка. — Морские походы для женщины не представляют особых трудностей, тем более если ты из той же среды. Самое страшное — это физическая неуверенность в собственных силах: выдержишь или нет? Но если ты не уверен, ты ведь в море просто не пойдешь, правильно? Регата — это прямое общение с миром — морем, небом, природой, в городе этого не найдешь. Изначально я готова была быть на яхте кем угодно, — чтобы только попасть на регату! Сейчас работаю секретарем — сейчас других просто нет. Занимаюсь подсчетами всех гоночных баллов, хотя никогда раньше с цифрами не дружила. А когда работаешь с этими цифрами, понимаешь, какая за ними стоит борьба! А еще готовлю еду для экипажа, — девиз «Мустанга», перешедший к нам по наследству от известного яхтсмена и тренера Юрия Сергеевича Анисимова, таков: «Море любит сильных, сильные любят покушать!» По вкусам у нас все гармонично. Любимое блюдо — манная каша! Не люблю готовить блюда с тушенкой — с ней не пофантазируешь. Вот сегодня наши рыбы добыли — правда, про меня в яхт-клубе уже появился слух, что я пробую уху, и сплевываю ее. Что ж, это действительно так — я ведь вегетарианка! (смеется).

Поломки

Не вдаваясь в хитроумные названия парусов, деталей такелажа, и прочих сугубо морских прибомбасов (из лекций на эту тему запомнилась лишь фраза «все, что стоит — рангоут!»), скажу: ломаться на яхте есть чему! Проблем с поломками и мелкими техническими неприятностями на 32-й Соловецкой было чуть ли не рекордное количество. На первой же гонце треснула мачта у «Радуги», экипаж которой все оставшееся время вынужден был простоять у берега. Даже когда на последнем этапе организаторы нашли яхте и экипажу достойное применение — быть судейским судном — в ночь перед этим стоящую у Тамариного причала яхту буквально протаранил какой-то местный катер! На первой же дистанции столкнулись две северодвинские яхты, и экипаж пострадавшего судна выразил, по всей форме, протест — что за всю историю регаты случалось всего 2–3 раза. Еще одна мачта «полетела» у архангельского «Викинга» — причем произошло это буквально за несколько миль до финиша второй, самой напряженной «стомильки». Две сломанные мачты, — вот что значит непредсказуемый беломорский ветер! Экипаж, правда, духом не упал, и с помощью умельцев из «Товарищества северного мореходства», которые строят на соловках копию огромной, по сегодняшним меркам, яхты Петра Первого, сумел не только справится с поломкой, но и принять участие в финальной гонке! О порванных парусах и прочих мелких неприятностях и говорить не стоит.

Коллеги с местных телеканалов, надо отдать им должное, разработали тему досконально. Они специально обходили экипажи на предмет поломок и несчастных случаев. «Сломалась ручка чайника!» — отшутились на этот вопрос ребята с «Мустанга». Каково же было их удивление, когда знакомые позвонили им из Архангельска и сообщили, что уже в курсе об их «проблемах» — передали в новостях!

Последний этап и награждение

Соловецкая регата. Лето 2006 г.Капитан «Мустанга» Андрей Журавлев ходит на Соловецкую регату с 1977 года, и считает ее даже не чисто спортивным соревнованием, а своеобразным яхтенным фестивалем. По его словам, хорошо помнит последние три регаты — остальные сливаются в нечто целое. На вопрос, чем запомнится нынешняя Соловецкая, отвечает коротко:

— Холодно и ветер! Такого давно не помню. Лично я не ищу в гонках что-то новое для себя, да и результат гонок — на втором плане. Важен сам процесс, общение!

Последний этап носил порядковый номер 4, а не 5, как изначально задумывалось. По погодным причинам организаторы сократили маршрут регаты, последней гонкой стал «забег на короткую дистанцию» — от приемного буя гавани Благополучия до маяка на островке Топ, что в нескольких милях, и обратно. Гонка изначально была для многих из участников «потешной», стартовала при палящем солнце — и, однако, почти штормовом ветре, поэтому стала самой зрелищной, скоростной и праздничной.

Правда, впопыхах не успели точно определиться с финишем, поэтому четыре из общего количества яхт закончили гонку не совсем по регламенту — обогнули буй не тем боком, каким подразумевалось. Впрочем, основной массе яхтсменов и организаторов было уже не до того — пора подводить итоги, награждать победителей, и готовиться к возвращению домой.

Торжественное собрание прошло в битком набитом зале Соловецкого клуба, где вспомнили, отметили и наградили всех.

«При всем уважении к симпатии нашего президента к восточным единоборствам, никакое таэквон-до не заменит нам, северянам, такого традиционного вида спорта, как парусный!» — подвел под всеобщие аплодисменты итог 32-й Соловецкой регаты генеральный директор предприятия «Звездочка» Николай Калистратов.

Что дальше?

— Возможностей для развития парусного спорта в Архангельске больше, чем где-то еще, — убежден Сергей Шалабанов. — Та же Соломбальская верфь, вполне может выпускать яхты в разной комплектации — от отдельных деталей корпусов до полностью оснащенных лодок. Небольшие яхты, «четвертьтонники», вполне по карману семьям среднего достатка, — в Скандинавских странах яхтинг очень распространен как разновидность семейного отдыха. Или те же детские «оптимисты» — собрать с сыном самому небольшую яхту, это же здорово! А ребенок, прошедший школу яхтинга, гораздо более подготовлен к жизни.

Виктор Казаринов видит проблему регаты в том, что большинство ее участников — люди в возрасте. В советское время и в Архангельске, и в Северодвинске дети активно занимались яхтенным спортом, однако в переходный период материальная база клубов пришла в упадок. Поэтому появились предложения допускать на следующую регату только те яхты, на борту которых есть хотя бы один юнга не старше 14-ти лет. А в акватории Соловков, возможно, в скором времени будет возрождена малая Соловецкая регата — детская.

Итоги 32-й Соловецкой регаты

1-я группа: «Интерлопер – Русский Лед» (Архангельский речной яхт-клуб); этой же яхте принадлежит абсолютное время регаты — 57,64 часа.

2-я группа: «Резон» (Архангельский речной яхт-клуб)

3-я группа: «Секрет» (яхт-клуб «Север», Северодвинск)

4-я группа: «Норд 3» (парусный центр «Норд», Архангельск)

5-я группа: «Олимп» (яхт-клуб «Север», Северодвинск)

P.S.: Материал был впервые опубликован (в значительном сокращении) в одном из номеров газеты «Архангельск», август 2006 года.

Версия для печати