Альманах «Соловецкое море». № 4. 2005 г.

Петр Леонов

Поселок Соловецкий: краткая справка по истории, архитектуре, топонимике

До той поры, пока преподобные Герман и Савватий не стали пустынножительствовать на Соловках (1429 г.), людей, постоянно проживающих на архипелаге, очевидно, не было. Первое поселение на Большом Соловецком острове, в котором люди жили круглый год, появилось в середине XV века. Это был монастырь, созданный по промыслу Божьему преподобным Зосимой, соловецким чудотворцем. На долгое время единственными постоянными жителями острова стали иноки. В течение пяти веков выполнялось пророчество ангелов о предназначении Соловецкого отока1: «На острове… этом иноки жить будут, и соберется здесь множество братии и будет прославляться ими имя Божие на месте сем. И с того времени никто не смел приближаться к острову тому с намерениями обосноваться там»2.

Православные миряне, не дерзая «обосноваться» на соловецкой земле, тем не менее, стремились добраться до далекой северной обители, чтобы помолиться на Святом острове и посильно помочь монастырю. Кроме монахов и послушников при Соловецком монастыре стали временно проживать паломники и богомольцы, приезжавшие на Соловки «по обещанию, по вере, по усердию поработать на преподобных Зосиму и Савватия». Их труды во славу Божию длились порой по несколько лет. Для размещения паломников и трудников на острове рядом с монастырем постепенно начал формироваться поселок.

МОНАСТЫРСКИЙ ПЕРИОД

На иконах XVI–XVII вв. с изображением Соловецкой обители на переднем плане видны небольшие избушки, амбары и часовни. На миниатюре 1623 г. эти постройки обозначены как «больницы» и «гостиные кельи». С развитием монастырских ремесел и служб на острове стали появляться промысловые избы: «прядиленная» и «сетная»; амбар, где «шлюпки и суда строят»; завод, «где сани и телеги строят». Избы для жилья «огородников», «сельдяных ловцов» и других работников-трудников монастыря не сохранились, а вот каменная кузница, первый этаж которой был возведен в конце XVII в., до сих пор стоит на берегу Святого озера (переименованного в СЛОНовские времена в Трудовое3). В настоящее время это здание возвращено возрождающемуся Соловецкому монастырю. На первом этаже его располагается столярная мастерская, на втором живут сестры-паломницы.

К северу от монастыря, у Банного (бывш. Гагарьего) озера, расположено здание монастырского кожевенного завода, воздвигнутое в конце XVII — начале XVIII вв. Оно было сильно перестроено в советское время. Именно здесь о. Павел (Флоренский), будучи заключенным СЛОНа, налаживал производство агара из соловецких водорослей. Ныне здесь размещается база СКП АОВК4. До недавнего времени тут работал цех по переработке анфельции. По экономическим соображениям в 2003 г. производство было свернуто и переведено в Архангельск.

На другом берегу Банного озера сохранилось валунное здание 1717 г. постройки. Это — белецкая баня, получившая такое название после 1830 г., когда для монахов-чернецов была сооружена отдельная баня в южном дворе монастыря. В отличие от других памятников архитектуры Соловков, на протяжении 280 лет здание белецкой бани не меняло своего функционального назначения. Здесь мылись послушники монастыря и паломники, заключенные СЛОНа и надсмотрщики, юнги и моряки Учебного отряда, жители поселка и туристы (мылись вплоть до 1997 г., когда — быть может впервые за всю историю России — экономические факторы, а не традиции и санитарно-гигиенические соображения стали главными: эксплуатацию просторного сводчатого здания признали нерентабельной, и поселковую баню перевели в тесное и душное помещение при котельной, получившее у жителей прозвище «Освенцим»).

С появлением регулярного пароходного сообщения между Соловецким монастырем и материком число трудников в кон. XIX — нач. XX в. значительно увеличилось (до тысячи человек и более). Специально для них к востоку от Никольских ворот монастыря было возведено несколько жилых корпусов. Овощной (название получил от располагавшихся неподалеку огородов) и Никольский корпуса (располагаются напротив друг друга через улицу) были предназначены для проживания трудников-годовиков (приезжавших по обету в монастырь на год), Филипповский корпус — для проживания наемных рабочих. Также в кон. XIX в. между Овощным и Филипповским корпусами было построено здание училища для крестьянских детей (Училищный корпус) с кирпичным первым этажом и деревянным вторым. В 1997 г. второй этаж училища был возвращен монастырю и используется теперь в летнее время для размещения паломников. На первом этаже располагается почта, междугородный переговорный пункт, а также спортивный зал средней школы.

Постройки эти сохранились до сих пор на улице, носящей имя героя Советского Союза Ивана Сивко (до 1970-х гг. улица называлась Ленинградской), воспитанника Учебного отряда Северного флота, погибшего в 1941 г. И сегодня в добротных монастырских домах, простоявших уже более века, проживает немало соловчан.

Неподалеку от них, по левой стороне ул. Сивко, в XIX в. появились сохранившиеся до наших дней хозяйственные постройки: фуражный амбар, каретный сарай, конюшни и скотные дворы монастыря. В одном из них и сейчас содержится пока что немногочисленное монастырское стадо коров. Конюшня используется монастырем по прямому назначению, там же живут и музейные лошади, приобретенные на норвежский грант.

СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

С приходом к власти большевиков в 1917 г. начались гонения на Церковь. 26 апреля 1920 г. Кемским уездным исполкомом Архангельской губернии было принято решение о национализации Соловецкого монастыря. Руководство монастыря было арестовано, а большинство иноков и трудников эвакуировано на материк. На острове от монастырской братии остались около ста человек, которых поселили в бывшей Архангельской гостинице5, расположенной на южном берегу гавани Благополучия6. Это двухэтажное деревянное здание, построенное в 1836–38 гг., пережило пушечный обстрел англичан при осаде острова в 1854 г. В настоящее время этот памятник архитектуры и истории, являясь жилым домом, пребывает в неприглядном виде и пользуется дурной славой. В поселке его живут «Шанхаем». Сейчас здание наполовину пустует: предполагалось отселить жильцов полностью для возвращения дома монастырю. Однако в связи с активизацией в последние годы строительных и реставрационных работ на острове, «Шанхай» активно используется для размещения приезжих рабочих и волонтеров.

20 мая 1920 г. на Соловках были организованы трудовой лагерь «Для заключенных военнопленных гражданской войны и лиц, осужденных на принудительные работы» и совхоз «Соловки». С июля 1920 г. (вплоть до 1993 г.) Соловки фактически превратились в «закрытую территорию»7. Однако и в этот период на острове проживало некоторое количество вольнонаемных. Летом 1920 г. после создания совхоза «Соловки», в распоряжение которого были переданы все земли архипелага и конфискованное монастырское имущество, «добровольно-принудительно» стало формироваться новое соловецкое население. К осени, согласно проведенной переписи, оно составляло 320 мужчин и 5 женщин. В 1920–23 гг. в поселке появились советские организации: орган власти — Управление островами, возглавляемое Уполномоченным Архгубисполкома на Соловках, милиция, лечебный пункт, клуб им. Карла Маркса, две школы — для детей сотрудников совхоза и для бывших беспризорников, содержащихся в соловецкой детской колонии. Последняя располагалась в здании Петербургской гостиницы монастыря.

Первый этап существования советского поселка на Соловках завершился в мае 1923 г. пожаром Кремля (так новые хозяева стали называть монастырь) и экономическим крахом совхоза «Соловки».

С 13 октября 1923 г. новым единоличным хозяином архипелага стал УСЛОН — Управление Соловецких лагерей особого назначения. В этот трагический период жизни Соловков на архипелаге единовременно находилось до 4–5 тысяч (в некоторые годы — до 20 тысяч) заключенных. Кроме того, в военном городке проживала охрана лагеря и вольнонаемные. Несмотря на то, что в «жилфонд» были превращены все постройки монастыря, включая культовые сооружения, помещений все равно не хватало. Во время эпидемии тифа был построен карантинный городок, состоявший из 4 бараков общей вместимостью 800 человек. Часть бараков карантинного поселка, располагавшегося в районе валунной бани, сохранилась до сих пор (д. 4 и 6 по ул. Северной). В этих аварийных зданиях и сегодня ютятся жители поселка.

До сих пор под жилье используются и лагерные бараки так называемого «рабочего поселка», построенного к югу от монастыря для обслуживавшего персонала СЛОНа (на ул. Заозерной). В одном из бараков работает магазин Районного Потребительского Общества, в другом находится кафе «Кают-компания». Под жилье приспособлено также и двухэтажное деревянное здание лагерного управления (д. 12 по ул. Заозерной), которое соловчане прозвали «Пентагоном». В настоящее время это здание, в лагерные времена бывшее гордостью «рабочего городка», представляет собой печальное зрелище — утрачена оригинальная башенка над домом, две квартиры выгорели после пожаров, много лет нечищеные туалеты прямого падения наглухо заколочены.

В связи с изменением лагерного режима и превращением СЛОНа в Соловецкую тюрьму Главного управления государственной безопасности НКВД в районе бывшего монастырского кирпичного завода, расположенного недалеко от поселка, в рекордные сроки (1938–39 гг.) было проведено строительство трехэтажной тюрьмы, по проекту архитекторов-заключенных братьев Минихов. По своему назначению это здание никогда не использовалось. После экстренной эвакуации лагеря в ноябре-декабре 1939 г. на материк (в связи с советско-финской войной) в нем размещались службы Учебного отряда Северного флота. Позже здание было переоборудовано под склады военной части. В настоящее время оно пустует, планы приспособления его под гостиницу не реализуются. Хозяевам-предпринимателям оказалось выгоднее строить для размещения туристов на территории кирпзавода временные щитовые домики, чем затрачиваться на реставрацию и круглогодичное содержание самого многокомнатного здания Соловков8.

Начало «военно-морского» периода жизни поселка (1939–91 гг.) ознаменовалось бурным, по соловецким масштабам, строительством. Командному составу отряда и их семьям было предоставлено несколько жилых 10-квартирных домов с высокими потолками и ванными, которых прежде на Соловках не бывало. Одним из таких домов был дом в северной части поселка у нынешнего Тамариного причала (к слову сказать, грузовой причал Соловков так назвал именем своей жены прораб, руководивший его строительством в 1980-е гг.). Дом этот предназначался для тех. отряда, обслуживавшего единственный на Соловках гидросамолет, базировавшийся в сохранившемся по сей день дощатом ангаре, построенном в 1925 г.9. И хотя самолета в ангаре давно уже нет, и давно нет людей, его обслуживающих, жители поселка по привычке называют дом № 17 по Северной улице «домом летчиков».

В 1938–40 гг. были возведены не только жилые деревянные дома, но и каменные здания госпиталя (на месте монастырского кладбища), средней школы, детского сада, дизельной электростанции. Все эти строения, несмотря на высокую эксплуатационную нагрузку и разрушительный северный климат, продолжают служить по своему прямому назначению. В 1997 г. на первом этаже здания госпиталя разместилась администрация района, «уплотнив» районную больницу на втором этаже (до этого администрация располагалась в лагерном бараке на ул. Заозерной, в иконописной палате монастыря, позже — с конца 1980-х гг. — в здании монастырского училища (д. 4 по ул. Сивко)).

В годы Великой Отечественной войны численность населения поселка была очень велика. По воспоминаниям старожилов на архипелаге проживало более 10 тысяч человек — учащиеся Учебного отряда и школы юнг, семьи военнослужащих и вольнонаемные. Жили в монастырских кельях и лагерных бараках, в отстроенных на скорую руку домах и землянках. Во время войны капитальное строительство не велось, однако и разрушений от военных действий Соловки не испытали. Шесть бомб, упавших на Соловецкие острова (четыре — на поселок, две — на о. Песья Луда), убили одного человека и не повредили ни одного здания.

12 февраля 1944 г. на Соловках был создан Совет депутатов трудящихся. Именно с этой датой принято связывать официальное юридическое рождение гражданского поселка на острове. Первоначально Соловки входили в Кемский район Карело-Финской ССР. Позже Соловки были прикреплены к Соломбальскому району города Архангельска (до 1960 г.), к Приморскому (1960–63 и 1965–87 гг.) и Онежскому (1963–65 гг.) районам Архангельской области.

В 1948 г. островной Совет депутатов трудящихся выступил с инициативой об отнесении населенного пункта Соловки к городу с присвоением наименования «город Соловецк». Инициатива не нашла поддержки на материке.

Долгое время поселок именовался «Кремль», хотя включал в себя территорию значительно большую, чем занимает территория монастыря. На сельском сходе 19 января 1987 г. жители предложили назвать поселок «Соловки». С апреля того же года, после образования Соловецкого района и районного Совета, поселку было присвоено название СОЛОВЕЦКИЙ.

С 1997 г. территория Соловецкого архипелага, являющаяся административно-территориальной единицей Архангельской области, носит официальное название МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ «СОЛОВЕЦКИЙ РАЙОН».

«Военно-морской» период жизни Соловков продолжался до вывода воинской части с острова в 1991 г. В это время, оцениваемое местными ветеранами как расцвет поселка, были построены не только жилые дома (кирпичные двухэтажки на ул. Приморской), но и общественные объекты, например офицерский клуб в Гавани Благополучия. Благодаря наличию бесплатной рабочей силы — моряков — также как и при монастыре и при лагере, в должном порядке и чистоте поддерживалась территория, дороги, гидросистема острова. Развивалась инфраструктура поселка, появлялись новые предприятия.

В 1960–61 гг. был создан Соловецкий участок Архангельского агарового завода — единственное промышленное предприятие на острове. Разместилось оно, как уже отмечалось выше, в помещении бывшего монастырского кожевенного завода (одно из зданий которого в 1948 г., при военном отряде, было переоборудовано под клуб с залом на 500 человек и киноустановкой). Для расселения рабочих (130 чел.), переехавших с о. Жижгин и других мест Архангельской области в 1960-е гг., рядом с заводом были построены деревянные двухэтажные дома типовой «северной» серии. Они образовали улицу, носящую с 1973 г. имя юнги Саши Ковалева, погибшего в 1944 г.

В начале 1960-х гг. оригинальным способом был построен причал агарзавода — для этого у берега затопили изготовленную из дуба списанную парусную шхуну Архтралфлота. Этот причал служит и по сей день. Название и он, и расположенная рядом часть поселка унаследовала от затопленной шхуны — «Хета» (по названию сибирской реки).

Печальным символом завершения военно-морского периода жизни Соловков стал в октябре 1990 г. пожар крупнейшего каменного трехэтажного здания поселка — памятника монастырского периода — Преображенской гостиницы, в которой располагались командный состав Учебного отряда и воинской части, казармы, Ленинская комната. От «Белого дома»10 — так называли соловчане за цвет стен бывшую монастырскую гостиницу, — теперь остались лишь обгоревшие трехэтажные стены. И по сей день эти мрачные руины смущают туристов, прибывающих по морю к монастырскому причалу. Неоднократные обещания чиновников и бизнесменов восстановить расположенную на бойком месте гостиницу пока что кончаются ничем…

С 1967 г. ведется отсчет нового — «музейного» — периода жизни Соловков. Еще в начале 1960-х гг., несмотря на сложность проникновения на включенный в погранзону остров, сюда стали добираться первые туристы. «Пик» туризма пришелся на 1989 г., когда на острове побывало более 30 тысяч гостей. С 1961 г., после выхода постановления Совета Министров, начинается процесс реставрации монастырских памятников. Активнее он стал вестись с 1974 г. после преобразования Соловецкого музея, созданного в 1967 г. в качестве филиала Архангельского областного краеведческого музея, в Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник (СГИАПМЗ).

«Музейный» этап истории Соловков характеризовался появлением на острове интеллигенции, приехавшей из Москвы, Ленинграда, Архангельска и других городов. Первоначально большинство музейных работников жило в бывших монастырских кельях. Позже сотрудников музея переселили в двухэтажный дом из силикатного кирпича (д.8 по ул. Заозерной). Строительство его было выполнено с нарушением технологии, из-за холода и большой влажности жить в нем оказалось невозможно. Музейный дом в народе стали называть кто «братской могилой», кто «лягушатником». В настоящее время помещения первого этажа здания используется под частные магазины, на втором разместились офисы АГТУ11 и ИОРАН12, а также помещения Беломорского социально-экологического центра.

Благодаря активно проводимой музеем политике по развитию туризма, в 1980-х гг. вышел ряд постановлений центральных руководящих органов, касающихся социально-экономического развития Соловков. Предлагалось превратить соловецкие острова в крупнейший туристический центр, создать на Большом Соловецком острове поселок с десятитысячным населением. Для реализации этих решений были созданы новые строительные организации — Передвижная механизированная колонна Архгражданстроя (ПМК), строительный участок СМУ-1 треста № 3 города Архангельска, СМУ Бурводстрой (в период перестройки все эти организации были ликвидированы). Население острова пополнилось новой неоднородной по составу группой строительных рабочих (более 200 чел.), серьезно изменивших добрососедскую атмосферу островного поселения. Для расселения строителей на севере поселка в лесу построили микрорайон из одноэтажных двухквартирных деревянных домов, получивший у местного населения по понятным причинам название «Комарово». На юге поселка появился микрорайон из двухэтажных деревянных коттеджей, в которых первоначально поселили ряд руководящих работников местной власти. Соловчане окрестили это место «Царским селом». Строительство микрорайона было проведено на болоте. В результате многие дома «Царского села» «поехали»…

Основную часть застройки поселка согласно генеральному плану развития должны были составлять двухэтажные каменные коттеджи двух модификаций — на две и на четыре семьи, строящиеся по специально разработанному для соловецкого поселка проекту ленинградского архитектора Н. Явейна. В 1989–95 гг. удалось осуществить, да и то с помощью самих жильцов, лишь первую очередь застройки. Образовавшуюся новую улицу, расположенную недалеко от мест массового расстрела СЛОНовских времен, назвали именем о. Павла Флоренского. На аллее возле так называемого «учительского дома»13 в 1989 г. был установлен камень в память заключенных Соловецкого лагеря.

Начальный период строительства «Больших Соловков» (середина 1980-х гг.) характеризовался активным освоением средств, выделяемых государством на реализацию постановлений Совмина. В этот период была покрыта бетонными плитами ул. Северная, построена объездная дорога вокруг поселка, отреставрированы каналы на озерном туристическом маршруте, начато сооружение рассчитанных на большие мощности водозабора, водоочистных сооружений, складов РайПО, нового здания ДЭС. В то же время усилено шел процесс украшательства поселка — фасады домов красились в яркие цвета, на туристических маршрутах сооружались беседки, мостики, скамейки, «теремки» над погребами. Большинство этих декоративных сооружений «потемкинской деревни» советской эпохи ныне утрачено — развалилось из-за непрочности конструкций или было растащено населением на дрова.

СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

Стало всё по новой там, верь — не верь.
В.Высоцкий

С легкой руки экскурсоводов всем известно, что «Соловки — зеркало России». 1990-е гг. стали здесь, как и по всей стране, годами безвластия. Попытка создания новой формы Соловецкой власти в виде триумвирата (музей, районная администрация и монастырь) кончилась ничем. Исторически законный хозяин Соловков — монастырь, возрождение которого началось в 1990 г., не набрал пока реальной силы для того, чтобы содержать весь архипелаг (достаточно сказать, что численность братии, постоянно проживающей на Соловках, составляет 30–40 человек).

Несмотря на то, что в 1992 г. памятники Соловков были включены в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, музей к концу ХХ в. утратил ведущие позиции на острове. Это было связано с уменьшением государственного финансирования музея, что привело к сворачиванию программ, численному сокращению кадрового состава. Но главной причиной кризисной ситуации музея стала не экономика, а завершение его миссии хранителя духовности и культуры, осуществляемой им в советское время в период отсутствия на Соловецких островах монастыря.

Утеряла в 90-е гг. реальную власть на острове и районная администрация. В 1996 г. население Соловков впервые выбрало главу района прямым голосованием. Однако очень скоро эйфория по поводу первых свободных выборов сменилась глубоким разочарованием. В условиях дискредитации государственных структур, падения дисциплины, безденежья из-за фактически устроенной областью экономической блокады района, власть мэра Соловков оказалась мнимой. Выступая перед соловчанами с отчетом 20 августа 1998 г., тогдашний руководитель района А.Н. Бровин честно заявил: «На сегодняшний день местное самоуправление в Соловецком районе не в состоянии решать проблемы жизни поселка, так как нет местных доходов, а область помогает нам все меньше и меньше. Сам собой напрашивается вывод, что местное самоуправление МО «Соловецкий район» — полный банкрот». Несмотря на то, что на 500-рублевых денежных купюрах Российской Федерации изобразили Соловецкий монастырь, финансирование бюджета района, на 93 % дотационного, в период 1997–98 гг. резко урезали. В условиях глубокого кризиса, особенно остро переживаемого на острове, увеличилась миграция. Население поселка в 90-х гг. сократилось в полтора раза — до тысячи человек. Те, кто остались на Соловках, стали фактически «невыездными» из-за резкого подорожания цен на авиабилеты и постоянных невыплат зарплаты. (задолженность по зарплате в ППЖКХ и ДЭС составляла до полутора лет). Жители поселка мрачно шутили, что остров превратился в «Соловецкий лагерь экономического заточения».

В конце века резко сократился (до 2 тысяч человек в год) поток добирающихся до Соловков туристов. Полностью было прекращено на острове капитальное строительство — не возводились жилые дома, было заморожено строительство пристройки к школе, складов РайПО, очистных сооружений. Не велось и частное строительство. Исключением стал дом, построенный соловчанином А. Максимовым в 1997 г. за зданием школы. Правда, в поселке в целях самовыживания самостийно возводились неприглядные хозяйственные постройки — сараи, погреба, баньки. Однако не им суждено будет остаться в качестве памятников архитектуры конца ХХ в., а выросшим на Батарейном мысу14 летом 1999 г. нарядным теремам производственной базы реставрационного кооператива «Палата», продолжавшего, несмотря на все экономические и организационные тяготы 1990-х гг., благородную деятельность по возрождению памятников Соловков.

После некоторого улучшения финансового положения в Архангельской области осенью 1999 г. областные власти «вспомнили» про Соловки и решили им помочь. (Есть основание объяснять это не столько альтруистическим характером чиновников, сколько оживлением международного туризма и появлением заинтересованности в Соловках иностранных инвесторов из «Баренц-региона».) На остров было направлено несколько комиссий, которые пришли к выводу, что для «спасения» поселка необходимо ликвидировать район и ввести на Соловках прямое губернаторское правление. Для реализации этого замысла было предложено провести референдум среди населения поселка. Однако юристы «поправили» администрацию области, объяснив, что желание напрямую подчинить Соловки Архангельску, лишить их самоуправления, не конституционно. В результате Соловки в тот момент сохранили статус района. Но уже в этом 2005 г. Областное собрание Архангельской области, основываясь на поправках к Закону РФ «О самоуправлении», постановило с 1 января 2006 г. лишить Соловки статуса района и включить поселок Соловецкий в качестве сельского поселения «Соловецкое» в Приморский район. По слухам, ныне в Москве обсуждается вопрос о превращении Соловков (вслед за Чечней) в «особую территорию» федерального подчинения. Извечный вопрос из пушкинского «Бориса Годунова» — «О, Боже мой, кто нами будет править?» — остается актуальным и для сегодняшних жителей поселка Соловецкий и для всей России.

Последний период жизни поселка (2000–2004 гг.) можно назвать переходным от периода безвластия к периоду единовластия музея. За это время резко усилилось расслоение соловецкого общества: на острове появились первые владельцы иномарок и первые нищие, выпрашивающие подачки у туристов. Весной 2004 г. монастырь совместно с РайПО организовал бесплатное питание для малоимущих. Реально возросло благосостояние населения, работающего в музее и туристическом бизнесе. Это привело к значительным изменениям в жизни поселка. Некоторые жители начали строительство частных домов, предприниматели возводят частные гостиницы. До 500 автомобилей и мотоциклов увеличился автопарк острова, население которого составляет менее тысячи человек. Оживилась торговля (при этом цены в соловецких магазинах превысили цены московских супермаркетов). Начала работать, теперь уже как кафе «Кают-компания», столовая РайПО, закрытая в эпоху перестройки. Была принята в эксплуатацию расширенная полоса аэродрома, на Соловки стали летать самолеты Ан-24 и Як-40. Улучшилась телефонная связь, на острове появились мобильные телефоны и Интернет.

Впервые в истории Соловков к строительству гостиниц на Соловках подключились «Интурист» и зарубежные бизнесмены. На южной окраине поселка в 2001–2003 гг. были возведены пять бревенчатых изб «Соловки-отеля». Гостиничный комплекс был рассчитан на круглогодичный прием 100 туристов со стоимостью проживания от 100 до 250 долларов за сутки. Соловецкие реалии внесли коррективы в замыслы бизнесменов: активная эксплуатация гостиницы ведется только летом, а цены за проживание пришлось значительно снизить.

Скандальная история произошла со строительством представительства Администрации Архангельской области на Соловках. В августе 2003 г. в нарушение целого ряда законов, недалеко от поселка на берегу моря в районе Школьной губы под стройплощадку представительства было вырублено 370 танцующих березок и елей. Это вызвало единодушный протест экологов, местных жителей, туристов. Письма с требованием прекратить незаконное строительство были направлены руководству Архангельской области и Российской Федерации, опубликованы в СМИ и Интернете. На Соловки пришлось приехать самому Губернатору Архангельской области А.А.Ефремову, чтоб разобраться в ситуации на месте. Областные власти вынуждены были изменить место расположения «дачи губернатора» (так соловчане окрестили представительство Администрации Архангельской области). Строительство особняка с бассейном недалеко от Святого озера продолжало возмущать соловчан. Накануне выборов Главы администрации области жители поселка обратились с письмом к кандидату В. Крупчаку с предложением о передаче здания представительства под социальные нужды соловчан — под дом ветеранов или детский сад. Он согласился это сделать, но Главой области избрали Н.И.Киселева, который, побывав на месте строительства, также отказался от «скандального» дома и предложил устроить конкурс на достройку и использование здания. Конкурс пока не объявляли, ну а пока хозяйственные соловчане растаскивают плохо лежащие материалы со «стройки века» для возведения своих домов и хозяйственных построек.

Недостроенное здание представительства Администрации Архангельской области и частный дом, возведенный бывшим главным архитектором Соловков Л.С.Головань, серьезно изменили заповедный пейзаж Святого озера. В то же время еще одно сооружение начала третьего тысячелетия — деревянная Богоявленская часовня-крестильня, срубленная монастырскими плотниками в низине над Питьевым ручьем при впадении его в Святое озеро, — тактично вписалось в архитектурный ансамбль улицы Сивко. Именно эта часовня стала примером того, как и что можно и нужно строить на территории примонастырского поселка. Немало соловчан и паломников крестились, а также совершают на праздник Крещения омовение в Святых водах в стенах этой маленькой, но такой важной для духовного роста людей часовне.

В 2000 г. на Соловках сменились руководители музея и района. Нормальной жизни поселка мешало жесткое противостояние новых лидеров. Главе Муниципального образования, в условиях непрерывных политических атак со стороны нового директора музея, получившего статус Представителя Губернатора на Соловках, приходилось непрерывно заниматься «латанием дыр» — вопросами выживания поселка: ремонтом бани, ликвидацией прорывов водопровода, чисткой выгребных ям, приобретением мусороуборочной машины. Музей, получив от тогдашнего Министра культуры М.Е. Швыдкого небывало богатое для бюджетной организации финансирование (почти в десять раз превосходящее бюджет района!), с первых же дней работы начал реализовывать планы по превращению Православной Святыни в доходное место — центр международного коммерческого туризма. Монастырю при этом отводилась роль «живой экспозиции» музея. Подменяя общепринятое понимание музея как «научно-исследовательского и культурно-просветительного учреждения, в соответствии со своими социальными функциями занимающегося комплектованием, учетом, хранением, изучением и популяризацией памятников истории и культуры и природных объектов»15, Соловецкий музей пытается превратиться в нового хозяина архипелага — «основное градообразующее предприятие острова, ведущий институт развития Соловков». В кабинете директора музея висит огромная карта Соловков с прилегающей акваторией. И над ней надпись: «Границы СГИАПМЗ». При этом за действительное выдается желаемое (музей имеет федеральное подчинение, а территория архипелага является неотъемлемой частью Архангельской области), но вполне вероятно, что очень скоро музей реально попытается завладеть всеми землями и водами Соловков.

На выборах 19 декабря 2004 г. соловчане избрали нового Главу района — заместителя директора музея Д.Д.Лугового. В состав Муниципального Совета вошли десять его единомышленников. Поселок Соловецкий вступил в новый период своего существования — в период единовластия музея.

За нового мэра проголосовало 398 человек или 79,8 % всех принявших участие в голосовании. Такие небывало высокие для Соловков да и всей России цифры объясняются не только личностными качествами Д.Д. Лугового (умен, уравновешен, внимателен к людям) и социальной политикой музея (увеличение рабочих мест в музее — до 160-ти, высокие зарплаты, приобретение лучших квартир поселка для сотрудников музея (правда, в основном — приглашенных с материка)), но и предвыборными популистскими акциями (создание весной 2004 г. общества «Соловчане», возглавляемого Д.Д. Луговым, проведение в канун выборов — 18 декабря — соревнований по рыбной ловле, регулярная организация чаепитий для ветеранов, вручение подарков ученикам школы, поздравление юбиляров и проч.).

В своей предвыборной листовке Д.Д. Луговой констатировал реальную картину сегодняшней жизни поселка: «Несмотря на то, что в последние годы Соловки стали крупным центром туризма на Европейском Севере, в условиях жизни соловчан не произошло заметных изменений к лучшему.

Состояние жилого фонда, существующих сетей водоснабжения, канализации, дорог достигло критической отметки. Поселок утопает в мусоре. В больнице, школе — нехватка квалифицированных кадров. Молодежи негде провести свой досуг. Большинство пенсионеров, ветеранов не обеспечивается дровами, лекарствами. Многие малоимущие наши односельчане остро нуждаются в помощи.

Так дальше жить нельзя! На Соловках должно быть хорошо не только для туристов и высокопоставленных гостей! Соловчане должны иметь достойные условия жизни».

Ближайшее будущее покажет, удастся ли новой соловецкой власти улучшить материально-техническую базу поселка, обеспечить достойную жизнь всем соловчанам. Однако, как справедливо напомнил Министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов в статье «Источник достойной жизни»16 «…не хлебом единым достигаются высокие цели духовного развития общества… Духовное и интеллектуальное развитие личности — высшая цель, во имя которой необходимо объединение усилий властей всех уровней со структурами общества». К сожалению, в предвыборной программе Д.Д. Лугового ни слова не говорилось о том, на что министр культуры и массовых коммуникаций указывал как на высшую цель для властей всех уровней.

Но не будем печалиться. Кто знает Божий промысел? Может быть и этот период — глобализации, необходим Соловкам, хотя бы для того, чтобы в поселке нормально заработали канализация и водопровод. А еще для того, чтобы жители поселка расположенного на Святом острове, всерьез задумались над тем, кому служить: Господу или мамоне?

В заключение — строки, которые родились в начале зимы 2003 г.

Опять на Соловках метет пурга,
И свечи и лампады ветер гасит.
Во мгле вы не увидите врага.
Но нас Господь спасет, от тьмы обезопасит.

Как в те года — тревожно и темно.
Хоть пыток нет, и кровь пока не льется…
Но будем петь, пока еще поется.
И будем жить, покуда жить дано.

А ветер всё крепчает. И вот-вот
Поднимет в небо. Вознесёт над суетою.
Освободит нас от земных забот…
И воспарим над грешною землёю.

Летим над Соловками. Паруса
Несут нас на воздушном океане.
И знаем мы, готовимся заранее —
Вот-вот начнутся чудеса.

Преобразится всё. Настанет тишь.
Растает снег и засияет солнце.
И радуга взойдет от наших крыш.
И ты проснешься, выглянешь в оконце.

И там увидишь чудо из чудес:
Где свиньи почивали, крест вознёсся.17
Волшебным маревом покрылся лес.
Над морем ангел огненный пронесся.

За Соловки не бойся — с ними Бог.
И преподобные ему хвалу возносят.
За нас, дурных и многогрешных просят,
Чтоб не сойти с ума он нам помог…

А бесы вдаль умчались. Что им тут?
Земля святая не дает резвиться.
Лампады вновь горят. Пора идти молиться —
Святые храмы нас с тобою ждут.

P.S. В связи с расширением штата Соловецкой власти (впервые в истории местная законодательная власть — Муниципальный Совет — отделена от исполнительной власти — Администрации района), а также некоторым неудобством функционирования властных структур в доме, выстроенном на территории монастырского кладбища (ул. Заозерная, д. 4), рассматривается возможность перевода Администрации в здание бывшего лагерного управления (ул. Заозерная, д. 12).

P.P.S. В заключение хотелось бы процитировать слова из выступления на конференции в Архангельске в 1988 г. историка С.В. Морозова, много лет проработавшего в Соловецком музее:

«В послевоенное время Соловки стали заштатным гражданским поселком, а с организацией музея (1967 г.) в обыденном сознании начал внедряться новый более или менее целостный миф о Соловках, который преобладает в официозном сознании музейных работников и ныне. Приемы нового мифотворчества просты: избирательная фактология, отрыв соловецкой культуры от религии, вульгарный атеизм и т.д. Соловецкий лагерь особого назначения представляется, чуть ли не санаторием или домом творчества для заключенных. Но и через призму этого убогого образа просматривается подлинное культурно-историческое значение Соловков, принять которое, у нас сегодня нет ни сил, ни мужества.

Сегодня в 80-е годы прославленные на всю страну соловецкие проблемы и «нестроения», равно как и способы их решения, делают этот сложный памятник своеобразным эталоном нашего отношения к культуре. Приоткрыв завесу соловецкого символа, мы видим все болезни нашего общества, нашей культуры, нашей совести.

Соловки как символ представляют собой такое соединение действительности, легенд, суеверий, стереотипов обыденного сознания и ортодоксальных мифов и т.п., честное осмысление которого разрушает эти мифы и стереотипы, обогащая тем самым русскую историко-культурную традицию. Короче говоря, Соловки как символ есть мера пропасти, перед которой стоит русская культура».

1 Оток — остров.

2 Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия соловецких чудотворцев. Курган, 1995. С. 94.

3 На одном из планов поселка советского периода озеро также обозначено как "Кремлевское".

4 СКП АОВК — Соловецкий комплексный участок Архангельского опытного водорослевого комбината.

5 Большое количество паломников ставило перед монастырем проблему их расселения. Так как внутри обители рядовым приезжим людям жить было запрещено, гостиницы строились недалеко от монастырских стен. Так, в XIX в. появились Архангельская, Петербургская и Преображенская гостиницы, здания которых с разной степенью сохранности существуют и поныне.

6 Позже, при СЛОНе, в здании Архангельской гостиницы размещалась женская рота (до 800 заключенных-женщин).

7 1920–39 гг. — «лагерный» период; 1939–91 гг. — «военно-морской» период. До 1993 г. Соловки входили в погранзону.

8 Историческое название «кирпзавод» отпугивало современных туристов. Для повышения привлекательности туристического комплекса на кирпзаводе его хозяева расширили соловецкую топонимику, учредив для своего юридического адреса новую улицу — «Варяжская аллея», получившую такое название по расположенному рядом Варяжскому озеру.

9 После закрытия лагеря в 1939 г. здание ангара использовалось как складское помещение учебной базой Северного флота (1939–1960-е гг.), водорослевым комбинатом (1970–1980-е гг.), Соловецким музеем-заповедником (1990-е гг.). С 2000 г. в здании, являющимся единственным подобного рода памятником архитектуры эпохи развития авиации в России, функционировал Центр современного искусства «АртАнгар».

10 С «Белым домом» связана анекдотичная история. Соловчанин Н.И. Нехлюдов, служащий в воинской части, написал в отчете: «Тянул кабель от Белого дома до Вашингтона». («Вашингтон» — на соловецком жаргоне — название здания монастырской биостанции, расположенное на Сельдяном мысу).

11 АГТУ — Архангельский государственный технический университет.

12 ИОРАН — Институт океанографии Российской Академии наук.

13 «Учительский дом» на ул. Приморской был построен в 1970-е гг. для учителей Соловецкой школы. При осуществлении фундаментных работ было обнаружено массовое захоронение лагерного периода.

14 Здания производственной базы Научно-исследовательского и проектно-производственного кооператива «Палата» на Батарейном мысу образовали первый на Соловках переулок, получивший название «Батарейного» из-за расположения на Батарейном мысу.

15 Терминологические проблемы музееведения. М., 1986. С. 80.

16 Российская газета. № 3659. 21.12.2004.

17 В течение многих лет советской эпохи зримым символом бездуховности поселка Соловецкий была не только звезда на монастырской колокольне, но и часовня-беседка возле сухого дока, превращенная в сарай-свинарник. Эта часовня была заново отстроена бригадой Е.Ю. Никонова. В ноябре 2003 г. над ней был установлен крест.

Леонов Петр Михайлович

Родился в 1951 г. в Москве. Окончил МВТУ им.Баумана и ГИТИС. Работал заведующим литературной части Театра на Таганке. Создатель и первый руководитель музея В.Высоцкого. С 1990 г. проживает на Соловках. Начинал как заместитель директора музея-заповедника. Последние 13 лет работал на Соловецком радио.

Версия для печати