Альманах «Соловецкое море». № 4. 2005 г.

Соловки — Антарктида

Интервью с иеромонахом Каллистратом, настоятелем православного храма в Антарктиде

Храм в Антарктиде и его настоятель о.КаллистратВ Антарктиде с 2004 г. действует православный храм — первый на Южном континенте. Инициатива возведения храма принадлежала российским полярникам. Деревянная церковь высотой 15 м была построена в Горно-Алтайске. Затем на корабле «Академик Сергей Вавилов» ее доставили в разобранном виде на о-в Кинг-Джордж в группе Южных Шотландских островов, где на берегу бухты Ардли расположена Российская антарктическая научная станция «Беллинсгаузен», и установили на высоком морском берегу. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II храм был посвящен Святой Троице и приписан к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. 16 февраля 2004 г. он был освящен наместником Лавры епископом Феогностом.

Новая ветвь от лозы Прп. Сергия Радонежского, самый южный приход Русской Православной Церкви Промыслом Божьим, оказался связан и с северными Соловками. Первым наместником антарктического храма был назначен насельник Свято-Троицкой Лавры и одновременно скитоначальник Троицкого Анзерского скита на Соловках иеромонах Каллистрат (с благословения Святейшего Патриарха и по договоренности наместников обоих монастырей — Троицкого и Соловецкого — Лавра ныне взяла на себя духовное попечение об этом ските). Командировка о. Каллистрата в Антарктиду должна продлиться до весны 2005 г., после чего батюшка собирается вернуться на Соловки, а на смену ему прибудет новый священник.

С помощью электронной почты иеромонах Каллистрат дал интервью нашему альманаху. С «антарктическим» батюшкой беседовала Александра Гаспарова.

— Расскажите, пожалуйста, как Вы попали на Анзер? Было ли это Ваше собственное желание или Вы поехали по послушанию?

— Это было послушание мне от владыки Феогноста.

— Каково было Ваше первое впечатление о Соловках, об Анзере и о Троицком ските?

— Это святая земля.

— Какие трудности возникали у Вас в первое время служения на Анзере?

— Больших трудностей не было, помогали все соловецкие: наместник монастыря архимандрит Иосиф, духовник обители игумен Герман, эконом игумен Зосима. Много помог скитоначальник Голгофо-Распятского скита на о-ве Анзер иеромонах Евлогий.

— Восстанавливать храм в одиночку трудно, а скитскую жизнь, наверное, — невозможно. Есть ли у Вас помощники, монахи, которые поехали с Вами? Сколько сейчас насельников в Троицком скиту?

— Со мной зимовал тогда иеродиакон Лазарь (теперь он уже иеромонах). Без него не знаю, как я смог бы пережить первую зимовку. Сейчас отец Лазарь старший в скиту и с ним еще один послушник.

— Если человек захочет остаться у Вас в скиту и стать его монахом, ему необходимо благословение священноначалия Троице-Сергиевой Лавры или он может обратиться непосредственно к Вам?

— Пусть сначала поживет где-нибудь в общежительном монастыре. Например, в Соловецком. Хотя бы год. А вот потом можно будет о чем-то уже разговаривать.

— Что Вы планируете сделать в ближайшее время в Троицком скиту?

— Ничего не планирую. Мои планы сейчас здесь, на Беллинсгаузене. А там есть отец Лазарь, который, я уверен, вполне успешно руководит скитом.

— Природа Анзера не может оставить равнодушным ни одного человека, но климат там суров. Расскажите о том, как протекает жизнь в скиту зимой.

— Ну и вопросы у тебя, Саша! О зиме на Анзере, думаю, можно целый рассказ написать. Как там сейчас, трудно сказать, — что-то, наверняка, изменилось. Для меня было главным, что мы с отцом Лазарем за всю зиму ни разу не поругались. И после зимовки между нами не было ни злобы, ни зависти.

— Отец Каллистрат, весь православный мир сейчас радуется о строительстве православного храма в Антарктиде. Известно, что Вы назначены настоятелем этого храма. Невольно возникает вопрос: почему Вы? Неужели во всей Троице-Сергиевой Лавре не нашлось монаха, который бы смог возглавить антарктическую паству?

— Конечно, нашелся — я. А не было бы меня, нашелся бы кто-то другой. Вот летит же мне на смену отец Гавриил!

— По представлению многих людей, Антарктида — это льды, снега, пингвины… и вдруг православный храм! Расскажите немного, что за деятельность в Антарктиде? Почему решили построить там именно православный храм?

— Потому что станция русская. На американской станции есть своя церковь, на чилийской — своя, католическая. А какая должна быть церковь на российской станции? И потом, ведь эта церковь строилась не по указу «сверху», а по инициативе самих полярников, не забывай об этом.

На литургии в антарктическом храме— Много ли у Вас прихожан? Как часто Вы совершаете богослужение? Чем занимаетесь в свободное от служб время?

— Прихожан мало, но здесь и людей мало. В воскресенье вот, сегодня, было трое. Служу только по воскресеньям и в праздники. В остальные дни участвую в текущих работах на станции.

— Как Вам удается совмещать служение на Анзере и служение в Антарктиде? Имеете ли Вы какую-нибудь связь с Анзером, находясь на противоположном конце Земли?

— Никак не удается, я и не пытаюсь. Там есть отец Лазарь. В мое отсутствие у него все полномочия и, соответственно, все проблемы. Связи нет.

— Побывать в Антарктиде — мечта любого ребенка. А Вы, когда были маленьким, мечтали об этом?

— В самую точку: мечтал пересечь экватор. А попасть в Антарктиду даже и не мечтал.

Версия для печати