Как cвятой Николай французам помог

Прошлым летом на Соловках работали французские тележурналисты, они снимали фильм о Белом море. Меня попросили быть переводчиком.

Один из съемочных дней группы должен был проходить на острове Малая Муксалма, где летом работают специалисты водорослевого комбината. Ранним утром группа со всей тяжеловесной аппаратурой погрузилась на баржу комбината «Алярия», и мы отправились на этот удаленный и труднодоступный остров.

Утро выдалось как на заказ: спокойное море, ласковое солнце, бодрящий ветерок, на небе — ни облачка. Капитан заверил нас, что к обеду мы будем на Малой Муксалме. Судно быстро шло вдоль береговой линии Большого Соловецкого острова, довольные французы без устали снимали красивейшие морские пейзажи, попутные островки, сопровождавших нас чаек, любопытных тюленей.

До конечного пункта нашего морского путешествия оставалось не более часа, как вдруг на море начал опускаться туман, сначала редкий, но затем все плотнее и плотнее, и вскоре мы уже едва различали друг друга на расстоянии нескольких метров. Некоторое время судно продолжало медленно двигаться в плотной пелене тумана, но затем остановилось, перестал работать двигатель, и мы услышали звук спускаемого якоря. Капитан объяснил, что при такой видимости дальше идти невозможно: подход к Малой Муксалме чрезвычайно труден даже в хорошую погоду, повсюду отмели и выступающие из воды огромные валуны.

Мы сидели на палубе судна и ждали, когда рассеется туман. Прошел час, другой, но никаких изменений не было и, по всей вероятности, не предвиделось. Жизнерадостные французы притихли. Прошло уже более пяти часов с тех пор, как мы покинули Большой Соловецкий остров, время обеда давно миновало, и всем очень хотелось есть. Никаких продуктов с собой не взяли, так как все питание заказали на Муксалме. Была пятница, и я, опасаясь, что приготовленная там для нас пища вряд ли будет постной, взяла с собой банку фасоли и немного хлеба. Мы по-братски разделили эти скудные припасы, капитан угостил нас горячим чаем, на душе стало веселее.

Прошел еще час, туман плотной стеной окружал судно. Капитан объявил, что ровно в пятнадцать часов он будет выходить на связь с начальником Соловецкого участка и скорее всего после переговоров с ним судно пойдет обратно к Большому Соловецкому острову. Французы были согласны, каждый час их пребывания на Соловках был на счету, предстояло снять еще немало сюжетов, а здесь мы могли сидеть бесконечно.

Но, наверное, никому из присутствующих на судне так не хотелось побывать на Малой Муксалме, как мне. Капитан и его команда бывали там неоднократно, для французов это был просто один из многих островов архипелага, а для меня посещение Малой Муксалмы было давней мечтой: это единственный из крупных Соловецких островов, на котором мне никак не удавалось побывать. Попасть туда невероятно сложно, остров не показывают туристам, мало кто из местных жителей бывал там, и вряд в ближайшем будущем мне еще раз представилась бы счастливая возможность посетить это интереснейшее место.

До начала радиосеанса оставалось уже не больше получаса, как вдруг кто-то как будто толкнул меня: «Надо молиться святителю Николаю». У меня с собой был молитвослов, взяла я его с собой, чтобы почитать молитвы на сон грядущий, так как предполагалось, что мы заночуем на Муксалме. Подойдя к борту судна и повернувшись лицом к морю, я начала читать акафист Николаю Чудотворцу. Французы недоуменно переглянулись и перебросились парой фраз, наверное, о наивности этих русских.

От всего сердца, с огромной мольбой я читала акафист святому Николаю. Дойдя до икоса седьмого, с его «радуйся, посреде пучин добрый кормчий», я краем глаза заметила, что стало немного светлее. Луч солнца пробился сквозь толщу тумана, затем появились первые просветы, в них мы увидели небо. Закончилось чтение акафиста, и через некоторое время туман совсем рассеялся. Пораженные французы молчали. Мы увидели, что судно стоит совсем близко от берега. Тут в рубке капитана начала работать рация — начались переговоры. Все с нетерпением ждали их результата. Капитан вышел на палубу и объявил, что судно пойдет к Малой Муксалме.

И вдруг мы услышали звук приближающейся моторки, лодка приблизилась к нашему судну, и мы увидели… Николая. Нет, конечно, не святителя, а Николая Пантелеймоновича Баштового, начальника заготовительного участка на Малой Муксалме. Он спешил к нам на помощь, вслед за его моторной лодкой судно прошло по сложному фарватеру Малой Муксалмы и вскоре пришвартовалось у причала.

Николай Пантелеймонович стал добрым покровителем нашей группы на острове, трудно переоценить его искреннюю помощь. Он со всем радушием принял нас: разместил с неожиданным для такого далекого от всякой цивилизации острова комфортом, его жена Валентина угостила невероятно вкусным обедом, приведя в восхищение гурманов французов. Николай Пантелеймонович очень доброжелательно, терпеливо и обстоятельно показал все стороны жизни этого необычного поселка. Журналисты выходили с заготовителями водорослей в море, снимали весь процесс добычи, им рассказали, как сушат, а затем принимают водоросли. Побывали французские гости в химической лаборатории, пекарне, крошечном магазинчике, в домах заготовителей, специально для них даже истопили баню. Журналисты много беседовали с обитателями острова. Они увидели и самую большую в Европе колонию полярных крачек, расположенную неподалеку от поселка. Следует отметить, что погода в этот день была исключительной, а освещение — идеальным для съемок.

На следующее утро мы должны были уезжать обратно, всем очень не хотелось покидать этот маленький светлый и гостеприимный остров. Обитатели поселка вышли на причал, чтобы проводить нас, махали нам руками, пока «Алярия» не скрылась из вида. Французы радовались как дети, им удалось снять невероятно интересный, живой материал. А для меня эта поездка стала самым ярким впечатлением лета.

Вернувшись на Большой Соловецкий остров, я поспешила в храм, чтобы поблагодарить Николая Чудотворца, «в пучине морстей сущим изрядному правителю» за явленную милость. И сейчас всякий раз, когда мне или моим близким предстоит дальнее или близкое путешествие, я обязательно читаю акафист святителю Николаю, «яко многажды во едином часе по земли путешествующим и по морю плавающим, предваряя, пособствующим, купно всех от злых сохраняя, вопиющих к Богу».

Анна Яковлева
Архангельский епархиальный вестник

Версия для печати