Потерянный звон: Соловецкие озера стали могилой для колоколов и людей

На прошлой неделе в Архангельск вернулись члены экспедиции по поиску соловецких колоколов, потерянных в начале ХХ века. По легенде, когда в 1925 году нагруженная колоколами Соловецкого архипелага баржа затонула возле Заяцких островов, монахи Свято-Троицкого и Голгофо-Распятского скитов собственноручно затопили оставшиеся колокола в озерах острова Анзер. С тех пор пропавшие колокола искали не раз, но эти поиски ничего не давали.

И вот, спустя 80 лет после их исчезновения, тайну удалось разгадать. Об уникальных находках и неожиданных результатах руководитель экспедиции Анатолий КАРАНИН и участник Константин ЯСТРЕБЦЕВ подробно рассказали корреспонденту «ВП».

Легенда

25 мая 1925 года Архангельский губисполком дал указание пересчитать все имеющиеся колокола на Соловецком архипелаге и близлежащих монастырях и указать поштучно вес каждого. Колоколов оказалось более пятидесяти.

— А 18 августа того же года архангельскому филиалу первого московского акционерного общества было дано право на изъятие колоколов по всей Архангельской области, — рассказал корреспонденту «ВП» руководитель экспедиции по поиску потерянных колоколов Анатолий Каранин, — так сказано в архивных материалах, которые мы нашли.

Возможно, этот документ и стал первым шагом последующего таинственного исчезновения колоколов, к разгадке которого еще предстоит подобрать ключ, — считает Каранин.

С помощью архивных документов участники архангельской экспедиции узнали, что мелкие колокола отправляли с Соловецкого архипелага целыми, а крупные просто взрывали. По словам Анатолия Каранина, тогда были собраны практически все колокола архипелага. Нагруженная ими баржа вышла с Соловков, но затонула в районе Заяцких островов. Колокола с острова Анзер, по легенде, не успели вывезти: их утопили в озерах монахи Свято-Троицкого и Голгофо-Распятского скитов. С тех пор эти самые колокола искали несколько экспедиций, но результатов они не дали.

«Ленинград»

Летом 2005 года, спустя 80 лет после таинственного исчезновения колоколов, группа архангельских энтузиастов отправилась на их поиски. Первый этап новой экспедиции прошел в конце июня — начале июля на Белом море. Участники обследовали бухту Благополучия. Параллельно они хотели подтвердить или опровергнуть версию затопления в этой бухте эсминца «Ленинград».

— Класс этого корабля — «Лидер», — объясняет участник экспедиции — заместитель начальника Службы морской безопасности Морской администрации порта Архангельск Константин Ястребцев. — Это промежуточный класс между эскадренными миноносцами и легкими крейсерами.

Ястребцев рассказал, что, по разным трактовкам, в бухте Благополучия затонул «либо эсминец «Ленинград», либо эсминец «Баку», но точное местоположение военного корабля не было известно».

— Такого класса кораблей было четыре или пять бортов, заложены они еще до начала Великой Отечественной войны. «Ленинград» был создан для борьбы с эскадренными миноносцами Германии и Японии. У таких судов было усилено артиллерийское вооружение и уменьшено торпедное, — продолжил Константин Сергеевич.

Один такой корабль, по его словам, погиб на Черном море, два находились в составе Северного морского флота. «Ленинград» дожил до начала 60-х годов, когда его использовали вместо мишени при испытании крылатых ракет на Белом море.

— Тогда еще был визит Никиты Сергеевича Хрущева, который лично наблюдал за испытаниями, — рассказал Ястребцев. — Попадание даже одной крылатой ракеты неминуемо вызывало затопление корабля.

По словам Константина Ястребцева, все думали, что пораженное двумя крылатыми ракетами, судно сразу затонет, но оно выстояло. «Ленинград» транспортировали к Соловецким островам и рассчитывали восстановить. На территории Соловков в то время располагалась база торпедных катеров и учебная часть Северного морского флота, которая решила отработать на корабле «процесс по артиллерийской стрельбе». Несчастный корабль расстреливали с мыса Батарейный, позже он обрел покой под водой в районе острова Песьи Луды.

Буквально в первый же день обследования бухты Благополучия члены экспедиции обнаружили затонувший «Ленинград» с помощью буксируемой подводной видеокамеры. К нему спускался водолаз.

— Один из бортов судна практически весь изрешечен, как дуршлаг, — говорит Константин Ястребцев. — Сильно разворочены рубка и борт в машинном отделении. Сейчас «Ленинград» представляет интерес только с точки зрения дайвинга и туризма как объект военной тематики. Он лежит на глубине 14 метров и весь зарос ламинариями — специфика Белого моря.

Экспедиции Анатолия Каранина не повезло: практически все две недели сильно штормило. Работать на резиновых лодках даже при поддержке корабля-матки очень неудобно. Приняли решение, что второй этап экспедиции «для закрепления результатов исследования и отработки технологий» пройдет на озерах острова Анзер. Там и волнения меньше, а значит, есть возможность для «отработки» уникальной техники, которую использовали поисковики.

Уникальная «рыбка»

Как оказалось, к поиску соловецких колоколов архангельская экспедиция подготовилась основательно. Практически все оснащение разработали Анатолий Каранин и подполковник милиции в отставке Александр Андросов. Помимо вперед-смотрящих эхолотов и сонара, каких на Белом море до сих пор не использовали, были привлечены видеокамеры для глубоководных исследований, а также «акваюм-камера», позволяющая осматривать подводные объекты в морской и пресноводной среде. Также применялась уникальная разработка института Беркли (США) — магнитометр, — которая позволяет обнаруживать объекты не только на поверхности дна, но даже глубже на 2–3 метра (!).

Кроме того, участники экспедиции взяли с собой «камеру-рыбку» — архангельскую разработку. «Рыбка» позволяет вести наблюдение под водой на расстоянии до 30–40 метров при относительной непрозрачности воды.

— Мы апробировали эту камеру на Банном озере около Голгофо-Распятского скита, и она показала высокую разрешающую способность, — рассказывает Константин Ястребцев. — Под водой объекты хорошо просматривались, хотя там была очень высокая илистая стена.

Технически все аппараты были впервые испытаны в районе Заяцких островов, где, по предположению участников экспедиции, могли быть утоплены колокола.

Кстати, когда участник экспедиции Константин Ястребцев возвращался с третьего этапа поисков в Архангельск, он встретил судно «Кортеж» с членами подводной экспедиции МГУ, которые занимаются поисковыми и исследовательскими работами в Баренцевом и Норвежском морях. Разработка института Беркли оказалась и среди их оборудования.

— Неужели и у вас на Севере, у обычных энтузиастов, есть такая техника? — удивились москвичи. — Мы сами купили ее всего около полугода назад! С помощью этой техники вы сумеете достичь хороших результатов! — пообещали Ястребцеву члены «Кортежа».

Нашли!

Второй этап экспедиции прошел около месяца назад на острове Анзер. Там провели исследование магнитометром и обозначили некоторые объекты вешками и поплавками. Затерянные колокола искали в Банном озере, озере Садок и в Большом Голгофском.

2 сентября на остров Анзер прибыл полный состав экспедиции, начался третий этап поисков. При помощи современной техники архангельские энтузиасты нашли на дне Банного озера потерянные якоря, колеса, металлические таблички. Последние во времена СЛОНа предупреждали о том, что нельзя пересекать указательную черту, но надписей на них не сохранилось. Кстати, таких табличек на дне Банного озера оказалось очень много.

— Вторым объектом, представляющим историческую ценность, стала огромная бочка из вареного дуба либо лиственницы, назначение которой вызвало у нас споры, — рассказывает Константин Ястребцев. — Либо это бочка для кваса, либо для пива или под кагор. Но всех смущало большое количество отверстий в ней.

Рядом нашли и маленький бочонок, который при поднятии на поверхность развалился. Раньше такие бочки с опилками использовали при транспортировке колоколов — так было легче спустить колокола с крутой Голгофы. Еще участники экспедиции думали, что, возможно, бочонок служил вешкой для затопленного объекта, но эта версия не подтвердилась из-за большой илистости дна.

При подробном сканировании дна Банного озера приборы обнаружили три объекта. Чуть позже выяснилось, что это два крупных колокола и один поменьше. По словам руководителя экспедиции, при зондировании «даже слышался колокольный звон».

— Приборы обнаружили их на достаточно большой глубине, такого ответа не дадут маленькие объекты типа консервной банки. Мы щупами определили, что они висят в иле. А также местоположение объектов соответствовало описаниям, которые дали предыдущие экспедиции, — эти три доказательства Анатолий Каранин представил корреспонденту «ВП».

Жители Летней Золотицы и Летнего Наволока описывали, что колокола лежат в Банном озере как раз напротив старых мостков, каменной стенки и валунной бани. А у одного из предполагаемых объектов на корпусе даже определяются петли веревок и тросов!

Проблема

По словам руководителя поисков Анатолия Каранина, когда-то колхозники пытались вытащить один из колоколов, но даже мощности трактора оказалось недостаточно: «на колокол, как на якорь, можно было корабли ставить».

Участники все же попробовали поднять один из колоколов на Банном озере, который лежит ближе остальных к берегу. Сначала они пробовали размыть ил на поверхности колокола. Для этого использовали специальное оборудование — японские помпы. Затем Каранин дал указание размывать «далее по контуру». Однако через сорок минут после этого произошел массированный выход газа и вода под лодками участников экспедиции «буквально вскипела».

— Кипение продолжалось примерно минуту, потом образовались два водоворота и все затихло, — вспоминает Анатолий Феодосьевич. — А колокол опустился на метр глубже.

Но неожиданно перед архангельскими энтузиастами возникла еще одна проблема, которая пока приостанавливает поиск пропавшей реликвии.

— Исследуя дно подводными телекамерами, мы обнаружили большое количество человеческих останков, — рассказывает Анатолий Каранин. — Наблюдать все это было не по себе!

Руководитель экспедиции по поиску пропавших колоколов обратился к священнослужителям Голгофо-Распятского скита с вопросом, что же конкретно произошло на озерах. Оказалось, что во времена Соловецкого лагеря особого назначения, по официальным данным, погибло свыше тысячи человек. А по неофициальным, что вероятнее, — в несколько раз больше. Более всего людей гибло зимой, и тогда хоронили прямо в озерах, так как каменистые берега раскопать очень сложно.

Чтобы поднять колокола, нужно «конусообразно размыть площадь под каждым», и сделать это возможно. Как говорит Каранин, вопрос стоит уже не технического, а морально-этического характера: продолжать поиски или оставить эти колокола на дне озер, не побеспокоив души безвинно погибших людей.

— Проще отлить новые колокола, назвать их архангельскими и подарить Голгофо-Распятскому скиту, чтобы они поминали души ушедших людей и отдавали звон будущему, — выразил свою точку зрения Анатолий Каранин.

Карина БОЛДЕСКО
Ведомости Поморья

Версия для печати