Алексей Крысанов: По волнам — на встречу с прошлым

ОНЕЖСКИЙ музей давно сотрудничает с «Товариществом Северного Мореходства». Эта общественная организация базируется в Архангельске. Помогает Соловкам в воспитании юных северян в морских традициях: там созданы мореходные классы.

Товарищество имеет свое судно — малый рыболовный бот «Историк Морозов», который переоборудован для научных исследований. Судно небольшое, чуть больше 15 метров, но вместительное, берет на борт десять человек. Научный МРБ базируется на Соловецких островах. И оттуда совершаются ежегодно экспедиции по Белому морю.

На этот раз (уже не первый) мореходы-исследователи предоставили возможность поучаствовать в морской экспедиции по Онежскому берегу старшему научному сотруднику, директору Онежского историко-мемориального музея Алексею Александровичу КРЫСАНОВУ.

И это не случайно. Дело в том, что до октябрьской революции 1917 года эти места и поморские селения входили в состав Онежского уезда, конечной точкой которого был известный всем морякам остров Жижгин. Он является поворотной точкой в Двинскую губу и Горло Белого моря. Естественно, что поморские селения в этих местах были прочно связаны с Онегой и событиями, которые происходили в уезде.

После путешествия мы побеседовали с руководителем Онежского музея Алексеем Крысановым.

— В какие дни состоялась экспедиция?

— Мы были в море, на островах и в поморских селениях две недели, в начале августа. Руководил экспедицией Василий Николаевич Матонин — кандидат исторических наук, доцент кафедры культурологии и религиоведения Поморского государственного университета, председатель совета «Товарищество Северного Мореходства».

— Где вам довелось побывать?

— Сначала снарядили корабль на Соловках, на месте его стоянки. Затем прошли морем на остров Жижгин, находящийся у оконечности Онежского полуострова. Это — самая северная точка бывшего Онежского уезда.

— Нашли что-либо важное для истории?

— Интересный факт. Мы нашли там, в архиве метеостанции, журналы метеорологических наблюдений за 1886 год. И за февраль–март 1917 года. В России в тот период прошла февральская революция, а здесь наблюдатели метеостанции просто фиксировали погоду, ведь связь с большой землей была периодической.

Затем побывали в деревне Летняя Золотица, которая до революции входила в состав Онежского уезда. Теперь это бывшее большое поморское село — маленькая деревня. Всего три улицы вдоль устья речки. Но там сохранился и действует аэродром для вертолетов и самолетов типа Ан-2. Поэтому возле поморского селения архангельские фирмы строят большую гостиницу и туристический комплекс под названием «Поморская деревня». В ближайшие годы туда ожидается поток «новых русских», уставших от Турции и Кипра, а также богатых иностранных туристов.

Побывали в Пушлахте, где нашли орудия промысла тюленей, на Чесменском маяке, на Жижгинском маяке и вернулись на Соловки. Начались шторма, и нам не удалось побывать на Карельском берегу: в Сумпосаде и других местах, через которые онежские рыбаки ходили на Мурман на промысел трески. К тому же в тех местах Карелии начались сильные пожары на торфяниках. Пришлось отказаться от этой части маршрута.

— Видимо, есть перспектива развития исторического туризма по Онежскому берегу и в других местах?

— Конечно, есть. Но пока — полная противоположность Летней Золотице. Пример тому старинные поморские села Пурнема, Лямца, да и Пушлахта.

Соседний Приморский район использует свой поморский колорит, а мы — увы.

— Кто был в составе экспедиции?

— Всего десять человек. Из Москвы. Архангельска, Соловков и Онеги. Москвичи собирали устный фольклор.

Но в Золотице не нашлось никого старше тридцатого года рождении. Поэтому там пробыли недолго. Зато в Пушлахте собрали богатый материал, там больше старожилов, да и туристы реже бывают. Кстати, ранее оттуда были переданы вещи в Малые Корелы, связанные с промыслом морского зверя. А жители передали причет своему земляку Анатолию Дмитриевичу Шапкину.

— Интересные находки были?

— В Пушлахте нашли гарпун и специальные сети без грузил для промысла нерпы, там она в основном и добывалась. Старинную удочку с необычным грузилом и заманхой (красной тряпочкой над вяленым морским червем) и другие вещи. Привезли много фотографий для наглядной информации об этих местах. В документах, которые мы привезли, указано: «Остров Жижгин, Онежский уезд, Архангельская губерния». Есть подтверждения тому и в дореволюционных книгах.

Собранный в экспедиции исторический материал после обработки будет представлен в музейной экспозиции.

Виталий ЛЕБЕДЕВ

Газета «Онега», г. Онега, 15.09.2005

Версия для печати