Альманах «Соловецкое море». № 3. 2004 г.

О строительстве лодок

Воспоминания Алексея Яковлевича Привалихина, 1918 г.р., уроженца с. Чижиково Онежского района Архангельской области

Топор

Топорища делали каждый себе по росту. Столяр делал для маленького топора топорище примерно 40 см длиной, плотник делал себе длиннее — 50 см, лесоруб — 60 см. Хороший хозяин заготовлял топорища («болванки») весной, когда береза на соку. Топорища клал дома на печку и хорошо досушивал.

Хорошо просушенное и заклиненное топорище в любую летнюю жару не рассохнется и заклинки1 выдержат в любой мороз. Именно в большой мороз у лесорубов съезжают с топорища топоры. Изготовляя новое топорище, плотник хорошо его подгонял, чтобы топорище плотно прилегало к стенкам обуха топора. Он не опиливал торец топорища у обуха топора до тех пор, пока не заклинит топор. Когда нужно было заклинить топор, плотник вытесывал из смольнистой сухой сосны заклинку. Сделав небольшой раскол в выпуске топорища, плотник вбивал в раскол клин. Когда клин выдерживал на весу топор, плотник брал левой рукой клин и держал топор на весу, правой рукой колотил по мылке увесистым молотком. Топор от сильного удара легко налезал на заклинку. Первую заклинку делают всегда вдоль по отвесу топора.

Затем плотник обрезал у обуха торец топорища, забивал вторую заклинку немного наперекрёст. Это мог быть обломок от старой косы (горбуши).

Хорошие плотники всегда делали топорище из рубца2. Насаживали на рубец топор. Пока служил топор, служило и рубцовое топорище.

Рис. 1Плотник вытесывал топорище так, чтобы у насаженного топора строго совпадал носок топора с мылкой топорища, тогда он удобен для любой обработки деревянных деталей.

Работа лодочного мастера

Большинство деревенских плотников в с. Чижиково занимались шитьем лодок. Шили весной до посевной, шили осенью после уборки урожая. Была в Чижикове и артель отличных лодочных мастеров — 25 человек в начале 30-х годов. Они работали долгими весенними днями, изготавливая двух-, трех-, четырех-, пяти-набойки3. Шили и двенадцати-набойки около 10 м длиной, которые таскал сбоку пароход для перевозки грузов.

Хороший лодочный мастер, чтобы не бродить весной в снегу и не добывать кок’оры4 из мерзлой земли, материал заготовливал поздней осенью, пока не промерзла земля. Он искал кокору для днища («киля»), носовую и кормовую.

Первое, что требовалось мастеру, когда он начинал шить лодку: хороший острый топор, нитку прочную и обожженную ольховую головешку. Головешку с ниткой брал в лес. Подыскав стройную, не креневатую, не суковатую, тонкокорую, прямую, примерно в груди (на высоте груди — А.К.) 24–26 см ель, он ее валил, отмерял длину и отрубал торец.

Рис. 2Для «тройки»5 он делал растёс около 5 м (рис. 2). Перед тем, как начать тесать круглое бревно, он снимал по центру бревна лыску6 коры для того, чтобы отбитая ниткой прямая линия была четко видна. После, когда мастер снял по всей длине бревна лыску, он в торце легким ударом острия топора делал надрез. В этот надрез туго затягал нитку. Двигаясь к комлю, смолил нитку сажей. Туго натянув нитку, он закреплял ее прочно в комлю в расщелину. Отойдя к центру длины бревна, он оттягивал нитку от бревна сантиметров на 20 и отпускал — получалась четкая прямая линия (рис. 3). По этой линии он начинал тесать растёс.

Рис. 3Мастер всегда старался вытесать больше из сердца (сердцевины) дерева, так как всю древесину рвет всегда по сердцу.

После, когда сделан растёс, он повертывал днище кверху растёсом, отбивал ниткой кромки, стясывал бол’онь7, — она больше поддается гниению.

Рис. 4Когда он стесал по нитке болонь, брал отволоку (рис. 4), сделанную из обрезка слушка с забитым в конце гвоздем. Эта отволока разводилась на толщину днища. А днище тесали на трехнабойные лодки около 6 см толщиной. Отволока своим захватом вела по внутренней стороне протёсанного днища, а гвоздь чертил нужную толщину. По этой черте он протесывал другую сторону. Когда днище вытесано, он делал в скулах носа и кормы плавное закругление.

Мастера говорили: «Надо сделать днище так, чтобы набой прилегал сам силой, доски не подогнешь: или сломишь, или расколешь». Днища делали только из елки. Лодки шили на прут (можжевеловый — А.К.) только из сосновых досок, из еловых досок шили только по заказу и редко.

Осенью днище, кокоры, клепины8 вывозил из лесу на своей лошади к своему дому и укладывал всё это в тень, чтобы не рвало солнцем и ветром. Шил лодки из сырого материала, легче поддавалось обработке. Зимой заготовливал два сосновых бревна, привозил к дому, весной пильщики приносили к дому к’озлы и пилили ему на лодку доски, весной он начинал шить.

Рис. 5 Рис. 6 Рис. 7
У каждого плотника на улице около дома было два «зуба», сделанных из метровых толстых чураков (рис. 5). На улице он делал основание лодки, устанавливал носовую и кормовую кокоры, делал замок и крепил их. У днища делал выемку, у кокоры — выступ (рис. 6). Когда он подгонит кокору в эту выемку, он закладывал в торец кокоры, в замок, мох сзади. Забивал с той и другой стороны два тонких клина — крепил кокору (рис. 7).

Рис. 8Когда он закрепил клиньями кокору, он брал в руки бурав «полуторку» или «дюйм с четвертью»9, просверливал отверстие по центру кокоры в замке. Делал соединение с днищем, провернув сквозную дыру в кокоре и в днище и вбивал коксу — «нагель»10 (рис. 8).

Когда кокоры установлены, вдвоем прострагивали двуручной стружкой поверхность днища вместе с кокорой.

Рис. 9После укладывал ребром — «боком» днище в два «зуба» в носу и корме. Закреплял прочно клином в «зубе», чтобы днище не имело качки. Вынимал в днище кромки «четверть» (рис. 9). Он делал две «отволоки»: одну черту — от поверхности днища для пришивания набоя, второй отволокой чертил по низу днища, ориентируясь по той и другой черте, вынимал паз.

Рис. 10 Когда лодка основана, днище заносил на сарай11, у него всегда были две подставки из трех-четырех чураков, тесанных с обеих сторон, сколоченных на шипы, высота сделана по росту мастера, внизу вделаны в чурак шпонки в поперек, чтобы устойчиво стояли подставки в скулах днища в носу и корме (рис. 10). Днище на подставках мастер всегда устанавливал на сарае вдоль верхней поперечной балки (рис. 11).

Рис. 11 Он распирал набои лодки под нужным углом специальными подпорами, упирая один конец подпоры в балку сарая, другой — в набой или днище (рис. 12).

Рис. 12 Самое трудное в изготовлении лодки — подогнать и пришить первый набой. У мастера был шаблон в носу и в корме, он не давал первому набою делать крутой угол (рис. 13). Шаблон снимался, когда пришиты все набои. Первый набой пришивался к днищу почти лежа, чтобы лодка была не вертяча и меньше погружалась в воду. Раньше мастера всегда доски перед шитьем тесали, говорили: «Надо выправить набои». Набои тесали такой формы (рис. 14). Вытесав, стругали. Стругали ручной стружкой вдвоем, одному стругать было тяжело. Немного снимали стружкой верхнюю кромку набоя для плавного его загиба к борту. Когда мастер подгонял первый набой к днищу, он делал отметки-черточки на днище и на набое. Набой укладывал лежа на подставку рядом с днищем. Рис. 13 Плотно прижав кромкой набой к днищу, смотрел, где набой не подходил к днищу. Для этого он делал отволочку, привязывал на один бок отволоки ниткой карандаш, отмечал линией, где не подходил набой. После он стесывал топором неровности. Если набой плотно подходил к днищу, мастер начинал его закреплять, положив в паз между днищем и набоем в закрой мох. Для плотного зажима закроя у мастера были сделаны клещи (рис. 15). Эти две клещи (половинки клещей) плотно по середине перевязаны березовым прутом, завитым в шнур. Рис. 14 В верхний конец клещей он вбивал толстый клин, а нижний конец плотно сжимал закрой. Таких клещей мастер имел не менее 14 штук, по 7 штук на одну сторону.

Рис. 15 Ближе к середине лодки набои распирал подпорами, чтобы не сжимались при подгонке досок в носу и корме. Верхний конец подпоры упирал в балку сарая, две подпоры — в набой, одну, для крепления, — в днище. Чтобы набои не разваливались, мастер охватывал веревкой, закручивал закруткой, плотно подтягал набои к днищу в носу и корме (рис. 12).

Рис. 16 Было такое приспособление — «зажим» (рис. 16). В небольшой плашке вывернуто две дыры буравом и вбито в дыры два длинных кола. Между них он сразу сжимал два набоя веревкой, стягивал силой при подгонке в носу и корме набоев. Чтобы зажим не скатывался по набою к корме (носу), крепили палку с нутра лодки (рис. 17).

Рис. 17 Мастер веревку подтягивал и отпускал, смотрел, где доски неплотно подходят, где нужно срезал косарем. Косарь сделан из старой косы «горбуши»12. Чтобы руки не порезать, на концах косы плотно намотаны тряпки (рис. 18). Мастер брал в обе руки косарь и легко срезал набой, где ему нужно.

Рис. 18 Когда доски подогнаны, он брал сверло диаметром 0,5 см и сверлил дырки немного в поперек древесного слоя. Дырка от дырки 4 см. Между дырками он делал канавки, чтобы утопить прут, чтобы прут не был на поверхности доски. Для того чтобы сшить лодку, заготавливали тонкий можжевеловый прут, который у нас называли ферёсой. Его мяли, крутили, клали в деревянное ведро, заливали кипятком и парили. И прут готов к употреблению. Кололи из прямой сосны тонкие брусочки, делали круглые деревянные гвоздики диаметром 6 мм и длиной 5 см, гвоздики соструганы клином. Продев прут в дырку, мастер брал два деревянных гвоздя и два деревянных молотка. Закреплял конец прута в отверстии. Гвозди бил друг другу навстречу, в середине был прут, он крепко зажат гвоздиками. Конец прута мастер наматывал на ручку деревянного молотка и туго натягивал левой рукой, правой забивал в отверстие деревянные гвоздики. Сделав два шва, он отступал 20 см и делал новый шов.

Днище — киль, носовая и кормовая кокоры. Небольшие кокорки, которые вровень с бортами устанавливал в скулах «в загибе» в носу и корме. Обычно на носовую кокорку делали основной упор беседки. От этой кокорки по борту лодки делали отверстия примерно 20 см от кокорки. Устанавливали в эти отверстия пальцы для гребных весел. Заготовлял три клепины — тонкие креневатые елки. Мастера называли клепины «порубки». Еловые креньки (клепины) специально распаривали в печи и подгибали внутри лодки. Концы клепин подгоняли под борты. Борты делались из брусков. Всё это пришивалось на ферёсовый прут. Заканчивая шитье, делали пальцы, вытесывали весла: два гребных и кормовое. Конопатили швы, добавляя мох. Делали деревянную лопатку и деревянный молоток.

Прочно сшитая лодка, хорошо проконопаченная, спускалась на воду. Не текла ни капли. После ее смолили. Лодка, сшитая без единого железного гвоздя, служила долгие годы. Ее ежегодно смолили. После стали шить лодки-гвоздянки. Такие лодки стоили наполовину дешевле.

ОИММ. Оп. 3. Д. 398. Л. 1–5 об., 97–104 об.
Запись А. Крысанова (1992–1993 гг.)

1 Длинный клин.

2 Когда ствол березы дает длинную продольную трещину (обычно в результате морозобоя), то при последующем ее зарастании образуется нечто вроде складки на стволе, называемой «рубец». Ее края состоят из очень твердой и частослойной древесины, из которой и изготавливали топорища.

3 Бортовая доска.

4 Нижняя часть хвойного дерева, выкопанная из земли вместе с крупным корнем, перпендикулярным к стволу.

5 Лодка в три набоя.

6 Полоска.

7 Молодой, внешний, не вполне еще одеревеневший слой дерева.

8 Шпангоуты.

9 3,5 или 2,8 см.

10 Деревянный гвоздь.

11 Второй этаж хозяйственной пристройки к дому.

12 Представляет из себя длинный вогнутый нож с длиной клинка около 50 см, шириной 2,5–3 см и толщиной 3 мм.

Версия для печати