Община на Соловках

2005 год – юбилейный для Соловецкого монастыря. 25 октября исполняется 15 лет с того дня, когда постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви после 70-летнего перерыва вновь был открыт Соловецкий монастырь. Приход монастыря на остров во многом подготовила православная община: с ее появлением началось возрождение религиозной жизни на островах.

Создавалась община в конце 80-х годов стараниями подвижников, в основном сотрудников Соловецкого музея-заповедника. Это было особое время, когда после долгих лет воинствующего атеизма нарождалась религиозная свобода. Множество людей приходило к вере.  По всей стране вновь открывались монастыри и храмы, желающие могли беспрепятственно со стороны властей приступать к Таинству Святого Крещения. Повсеместно создавались православные общины. Для сравнения в 1987 году было зарегистрировано только 16 приходов, в 1988-м – 809, а в 1989-м – уже 2039.

Для создания православной общины прежде всего необходимо было подать заявление на ее регистрацию в местные органы власти, под которым должны были подписаться 20 человек, открыто признающих себя православными христианами (так называемая двадцатка).

В сентябре 1988 года заявление о создании православной общины на Соловках было составлено, и начался сбор подписей. В этом ставшем уже историей документе фамилии знакомых многим соловчанам людей: Шапошников, Васильевых, Муромцевых, Митяковых, Г.Г.Кожокаря  и Н.В.Веселовской, С.В.Морозова, В.В.Сошина. Среди подписавшихся под ходатайством о создании общины и соловецкие бабушки, пронесшие свою веру через все безбожные советские годы: А.А.Алсуфьева, А.П.Каторина, З.С.Степина, В.М.Харламова.

30 декабря 1988 года Соловецкий районный совет народных депутатов самостоятельно на местном уровне принял решение «О регистрации религиозного общества православных христиан». Но вскоре из Архангельска на Соловки приехал уполномоченный по делам религии при Совмине СССР М.Ф.Ксенофонтов Уполномоченный собрал всех, подписавших заявление, беседовал с ними, выпытывая, не сектанты ли они, не имеют ли связей с православной церковью заграницей и с катакомбной церковью, добровольно ли подписали заявление, а также напрямую спрашивал, в здравом ли они рассудке.

В конце концов приход был создан – при участии управляющего делами Московской Патриархии митрополита Владимира (Сабодана), ныне митрополита Киевского и всея Украины. Всем казалось, что трудности позади и на Соловках начнется богатая духовная жизнь. Но трудности только начинались. Почти все члены общины были новообращенными, не представляли, как должна жить община, не знали даже молитв. Вспоминают, как переписывали от руки и передавали друг другу молитву «Отче наш». Одну из бабушек очень уважали за то, что она знала наизусть пасхальный тропарь. Когда приехали  священнослужители для освящения часовни святителя Филиппа,  члены общины всю привезенную ими с собой святую воду вылили в умывальник, чтобы те помыли руки.

Становлению общины во многом помог игумен Андроник (Трубачев) из Троице-Сергиевой лавры, который в те годы часто бывал на Соловках. Он стал первым духовным наставником общины. Дед отца Андроника, священник и ученый Павел Флоренский, последние годы жизни провел в Соловецком лагере особого назначения, отсюда его в 1937 году увезли на расстрел.

Все первые соловецкие прихожане с любовью и уважением вспоминают отца Андроника – строгого, но в то же время доброго и простосердечного священника, много сил отдавшего соловецкой общине.

Много воспоминаний у первых прихожан связано с часовней святителя Филиппа – первым их храмом. Одним из самых ярких событий в жизни общины было освящение часовни. О том, как проходило это освящение, рассказала бывший председатель общины Ольга Васильевна Шапошник.

О. Герман. 1990 г. Фото из архива А.Мельник
От епископа Архангельского и Мурманского Пантелеимона пришла телеграмма о том, что для освящения часовни свт. Филиппа на Соловки приезжают игумен Герман (Чеботарь), настоятель храма во имя преподобного Сергия Радонежского в селе Ширша, что под Архангельском, со своим родным братом, диаконом Иоанном (ныне игумен Зосима). Приезд священников ожидался 1 июля 1989 года.

Незадолго до этого часовню передали общине во временное пользование, ключ от нее хранился у директора Соловецкого музея Людмилы Васильевны Лопаткиной. Поздним вечером 30 июня Ольга Шапошник и Георгий Кожокарь под проливным дождем отправились за ключом, но стоило им подойти к часовне и открыть ее, как дождь вдруг прекратился, в небе появилась радуга – небесный знак богоугодных дел.

Никому и в голову тогда не пришло, что здание надо подготовить к освящению: прибраться, помыть полы, принести столы, подсвечники. Часовню открыли, осмотрели и оставили все как есть.

На следующий день на Соловках стояла невиданная жара. Встречать игумена Германа и диакона Иоанна пришли в аэропорт всей общиной.

Отец Герман был огорчен неприглядным видом часовни. «Ну как освящать такую грязную часовню», – сетовал он. Пришлось прихожанам срочно организовывать уборку и собирать все необходимое. Принесли столы, подсвечники, скатерти, у одной из соловчанок нашелся даже бывший монастырский резной столик. Официального объявления о предстоящем освящении не было, но народу собралось очень много, люди стояли плотным кольцом вокруг часовни. День выдался необычайно красивым, отец Герман в монашеском облачении служил торжественно и серьезно, многие ощущали настоящую пасхальную радость.

Ольга Васильевна Шапошник вспоминает, что после освящения часовни гости и прихожане отправились на прогулку на лодках по озерно-канальной системе. Эту уникальную гидротехническую систему монахи трудом и молитвой создавали на протяжении почти пяти веков. Лодки тихо плыли по лесным озерам и каналам, а отец Герман пел псалмы, и соловецкая природа после долгого перерыва вновь услышала молитвенное монашеское пение.

После прогулки, уже поздним вечером, вернулись в часовню. Отец Герман пел акафист Пресвятой Богородице. В здании не было окон, и мягкий свет незаходящего летнего солнца лился через открытую дверь в часовню, его лучи освещали ее скромное убранство, небогатые иконы, букет полевых цветов на столе. На душе было спокойно и радостно, все поняли, что часовня действительно освятилась. Не хотелось уходить.

Отец Герман, уезжая, наказал содержать часовню в чистоте. Одна из соловчанок, Полина Васильева, вызвалась наводить там порядок. И благодаря ее бескорыстным стараниям в часовне всегда было чисто, она натирала дощатые некрашеные полы до блеска.

Игумен Герман научил нескольких прихожан читать часы. Отныне верующие по утрам и вечерам собирались в часовне: по будням вычитывали часы, а по праздникам пели акафисты. Вспоминают, как встречали Рождество Христово 1990 года. Договорились в этот праздник собраться не в семь утра, как обычно, а на час позже. Но когда в назначенное время подошли к часовне, там уже собралось немало соловчан, которых не предупредили о перенесении начала службы, – они терпеливо ждали, когда же откроют часовню. В этот праздник в холодной, насквозь промерзшей часовне читали акафист Пресвятой Богородице. Затем члены общины вместе разговлялись.

Крещение в 1990 г. Фото из архива А.Мельник
Вскоре после Рождества Христова в общину вновь приехал игумен Герман. В январе 1990 года впервые после лагерного времени на Соловках была отслужена Божественная литургия. Служил ее отец Герман в жилой квартире в красивом старинном здании на Сельдяном мысу – бывшей биологической станции. Находится биостанция в гавани Благополучия, как раз напротив главного входа в монастырь. В день, предшествовавший Божественной литургии, Таинство Святого Крещения приняли около двадцати жителей острова. В один из последующих своих приездов игумен Герман окрестил сразу 64 соловчанина. Это немало для поселка с тысячным населением.

Владыка Пантелеимон, епископ Архангельский и Мурманский, неоднократно посещал общину с пастырскими визитами. Многим соловчанам запомнился его приезд на Соловки в Светлую Седмицу 1990 года. Владыка служил тогда в Спасо-Преображенском соборе. Это праздничное богослужение происходило ровно через 70 лет после закрытия Соловецкого монастыря.

Комиссия по закрытию монастыря приехала на Соловки тоже в дни Светлой Седмицы далекого 1920 года, тогда все храмы монастыря были закрыты, и оставшимся на острове монахам разрешили служить только в кладбищенской церкви во имя преподобного Онуфрия Великого – за пределами монастыря. Богослужение епископа Пантелеимона было первым за 70 лет богослужением не только в соборе, но и в стенах обители. К этому знаменательному событию на паперти Спасо-Преображенского собора соорудили небольшую звонницу, колокола для нее ради такого случая выдали из фондов музея-заповедника. В соборе было очень холодно, и всей общиной для высоких гостей собирали теплые вещи, чтобы тем было теплее во время службы. На архиерейское богослужение пришли почти все жители поселка, даже многие школьники убежали с уроков в храм.

Больше года у общины не было своего священника. Трудно приходилось без  духовного наставника. «Мы были как на льдине в открытом море», – говорит о том времени Ольга Васильевна Шапошник. Неоднократно прихожане просили епископа Пантелеимона прислать на Соловки постоянного священника, надеялись, что им станет игумен Герман, которого все прихожане полюбили за огромное терпение  и  внимание к ним, только приходящим к вере, мало знающим и мало умеющим. Надеждам суждено было сбыться. Указом епископа Архангельского и Мурманского Пантелеимона от 18 мая 1990 года служащим священником и председателем приходской общины на Соловках был назначен игумен Герман. Он не только руководил жизнью общины – под его руководством проходила непосредственная подготовка к открытию Соловецкого монастыря.

Анна ЯКОВЛЕВА
Архангельский епархиальный вестник

Версия для печати