Альманах «Соловецкое море». № 2. 2003 г.

Соловчане о Соловках

Материалы инновационных семинаров на Соловках и в Архангельске в 2002 г.

Нашей группе консультантов выпала интересная, тяжелая и ответственная задача — попытаться организовать работу по формированию основ гражданского общества на отдельно взятом острове. Как профессионалы, работающие в консалтинге более 20 лет, мы имеем успешный опыт решения сложных региональных и управленческих задач, но особенностью этой работы стало то, что остров этот называется СОЛОВКИ.

Идея инновационных семинаров по проблемам Соловков родилась несколько лет назад во время нашей частной поездки на архипелаг. В разработке концепции этой работы принял самое деятельное участие историк и житель Соловков Сергей Васильевич Морозов. Проект задумывался как механизм объединения усилий всех, кто имеет отношение к Соловецкому архипелагу и заинтересован в его возрождении. Параллельно с этим Соловки виделись как микромодель нашего российского общества, и мы призывались помочь людям гармонизировать свои отношения в этой микромодели…

В сентябре — ноябре 2002 г. на Соловках и в Архангельске при финансовой поддержке фонда «Евразия» были проведены два инновационных семинара. Семинары дали интереснейший материал для понимания сегодняшней соловецкой ситуации и определения перспектив ее развития. К участию в работе семинаров были приглашены все действующие соловецкие структуры, представители администрации Архангельской области, Министерства культуры, других заинтересованных ведомств, ученые, эксперты, жители Соловков. К сожалению, от работы в семинаре отказалось руководство Соловецкого музея.

Однако результатами семинарской работы явились не только документы, но, прежде всего, позитивные изменения в умонастроениях участников, их выход на новый, более высокий уровень понимания соловецких вопросов, расширение границ традиционных представлений о существующих проблемах и выработка навыков согласования различных позиций. Все участники семинаров, независимо от своих взглядов, считают, что семинарскую работу (как отдельный метод) следует продолжать.

Приводить все материалы семинаров не представляется возможным, поэтому здесь мы приводим выборочно отдельные материалы, сгруппированные в три раздела:

I. Дети о Соловках — сочинения школьников старших классов на тему «Как я представляю настоящее и будущее Соловков».

II. Взрослые о Соловках — отдельные высказывания участников семинаров.

III. Идеи о Соловках — выборочные документы семинаров.

Публикуемые материалы дают представление о многообразной палитре соловецких мнений и интересов. Авторский стиль сохранен. В каком-то смысле — это сегодняшнее соловецкое «зеркало». Загляните в него.

Лидия Чукина,
Генеральный директор Национальной гильдии профессиональных консультантов (НГПК).

НГПК — профессиональное объединение консультантов, работающих во всех отраслях современного консалтинга. В качестве своей миссии Гильдия видит интеграцию интересов и базовых ресурсов стратегического альянса Бизнес-Консалтинг-Государство во имя развития российского общества. Базовыми ценностями членов Гильдии являются надежность и гармония партнерства, честь и престиж профессии консультанта, стабильность и обновление.

Дети о Соловках

1

Я на Соловках человек новый, поэтому не могу строго судить о настоящем положении поселка. И чтобы узнать Соловки, нужно не три-четыре месяца, а намного больше. Иногда для этого требуется целая жизнь.

На первый взгляд, здесь неплохо, но ведь везде существуют свои проблемы. Например, большинство магазинов — частные, отсюда — огромные цены на товары. Сравнивая цены в Архангельске и здесь, на Соловках, можно проследить разницу (в два раза). А у кого из соловчан заработная плата превышает среднемесячную зарплату архангелогородца хотя бы в половину? Я думаю, что таких людей здесь — единицы. Вот и стараются молодые люди уехать из родного гнезда на Большую землю. Молодежь уезжает учиться, а потом остается в городе. Девушки выходят замуж за городских парней и, опять же, строят свою жизнь там, в городе. Почему? Да потому что всем хочется жить хорошо. Воспитывать своих детей и не думать, что после школы им придется сидеть дома и ждать у моря погоды. Наверное, взрослые люди считают, что на Соловках нет возможности их детям получать хорошее образование, поэтому едут в город и устраивают своих детей в гимназии, школы с гуманитарным уклоном. В поселке низкая рождаемость, поэтому коренного населения осталось немного. Приезжают москвичи, скупают более или менее приличные квартиры и дома, применяя их летом как дачи. А местные жители как жили 20 лет в бараках, так и продолжают там жить и сегодня. Строительство новых домов не ведется. Перестали строить и дороги. Если еще 10 лет назад была построена объездная дорога и кое-где выложены бетонные плиты, то сегодня все это в упадке. В местной поликлинике нет не только оборудования, но и самых необходимых врачей: стоматолога, гинеколога, лаборанта.

Я считаю, что будущее Соловков непосредственно зависит от развития здесь туризма. Пока я вижу только этот способ вовлечения капитала в местный бюджет: организация туристических баз, строительство гостиниц. Это, на мой взгляд, — будущее поселка.

2

Какое оно? Юморист М. Задорнов говорил: «Как я могу судить о будущем, если я не знаю, какое через год будет наше прошлое». На мой взгляд , это очень правильное суждение. Его можно применять и к Соловкам. Их прошлое — такое мрачное — все еще остается в головах людей. СЛОН оставил неизгладимый след в душе народа.

У нас есть знакомые, которые, узнав, что мы живем на Соловках, были в шоке: «Как? Как вы там живете? Там же везде колючая проволока». Некоторые думают, что ничего ужасного в лагере не было — есть же такие люди. Все прошлое трактуется как-то по-разному. Некоторые считают, что ничего особенного в Соловках нет. Это их дело. Но настоящее и будущее Соловков, на мой взгляд, не блестящее.

Что я могу сказать о Соловках? Я их люблю, здесь прошло мое безоблачное детство и проходит юность — уже не такая безоблачная, но все же. Жизнь Соловков то замирает (на зиму Соловки впадают в спячку), то вновь бьет ключом. Летом, весной и осенью приезжает большое количество туристов. Кругом суета. И среди этой суеты стоит вечный монастырь, с другой жизнью. Удивительно сочетаются два этих мира. Именно мира, потому что здесь, на этом острове, все, как в другом мире, а вернее — как в сказке. Только сказка эта не очень складная. Соловки — жемчужина Беломорья, но что-то не очень охраняют эту жемчужину. Скорее делают из нее приманку для туристов, пытаются сделать мини-город: большие самолеты, асфальтированные тропинки и т.п. Конечно, Соловки нужно приводить в порядок, но нельзя забывать о том, что это за место. Здесь все должно сочетаться, а какое может быть сочетание между асфальтом и лесом? Это уже контраст. Соловки не требуют полной их модернизации до сверхсовременной модели курорта — достаточно подчеркнуть их красоту. Нельзя Соловки наводнять туристами: вся красота будет просто растоптана. Но и забрасывать их тоже нельзя. Вот и получается, что стоят Соловки, охваченные заботой, но не получающие помощи. Нет средств на их реставрацию и, как результат, все, что начинают делать, — оставляют до лучших времен. Разваленные здания, вырубленный местами лес — не производит все это должного впечатления, а только смотришь — и сердце кровью обливается. Тускнеет жемчужина, тускнеет от такой заботы, не очень-то заботливой. И сложно судить о будущем. Страшно даже. Если честно сказать, то не очень я уверена, что скоро засияют Соловки своими красками — настоящей красотой.

3

Соловки — это моя родина. Хотя я родилась не на этом острове, но большая часть моей жизни прошла здесь. Я всегда буду чувствовать себя с ним. Многие люди, кого я знала, приезжали сюда отдохнуть, но, уезжая обратно, навсегда запоминали это прекрасное место. И потом снова стремились приехать сюда. Это происходит с каждым человеком, кто побывал на Соловках. Они словно навсегда застревают в человеческих сердцах. Никто, наверное, не может понять этого мистического магнетизма.

Еще пять лет назад в больших городах практически никто не знал о существовании Соловков, а сейчас их знают даже школьники. И дело не в том, что вырос уровень образования. Просто все больше и больше стали уделять внимание жемчужинам России. Этот титул по праву принадлежит Соловкам. Уникальное место, где гармонично сочетаются культурное наследие прошлого и необычайная природа. Нигде вы не найдете столь разнообразной природы: полярная пустыня, тундра, лесотундра — все встречается здесь в необычайном симбиозе, рождая потрясающие по красоте пейзажи. Относительно небогатый видовой состав растений и зверей — остров представлен уникальным примером для прослеживания природных закономерностей. Здесь встречаются такие виды, какие свойственны только Западной Скандинавии или даже юга Кавказа. На фоне этого остров поражает богатством птиц — многие, занесенные в Красную Книгу, встречаются здесь.

Также великим богатством являются памятники культуры, оставшиеся с монастырских времен. Во время расцвета Соловецкого монастыря этот остров был центром духовной жизни севера России. Огромное количество паломников приезжали сюда, и монастырь, благодаря определенным мерам, сохранил природу в практически первозданном виде. В то же время — рационально использовал ее дары. Именно это — сохранить то, что до нас было прекрасного — должно быть целью каждого, кто живет на этом острове: сохранить то, что было создано до нас и, по возможности, показать это большему числу людей.

Конечно, самая большая проблема на Соловках — это туризм. С одной стороны, его нужно расширять и улучшать качество туристических услуг. Это сейчас и предпринимается: привлекаются туристы, создаются туристические фирмы — но для этого нужен приток капитала. С другой стороны, надо сохранить природу и памятники культуры, а этому мешает большое количество туристов. Сейчас необходимо достичь того равновесия, какое было при монастыре. Этого можно добиться, установив рамки на въезд людей, их перемещение по острову, на различную хозяйственную деятельность на Соловках. В то же время надо улучшить сервис, туристические маршруты, отреставрировать то, что уже в упадке. Конечно, и это требует затрат, но мы уже сейчас видим, что есть продвижение вперед и меняется статус Соловков. Я надеюсь, поменяется и жизнь на них.

4

«Жемчужина Белого моря» — как когда-то называли Соловецкие острова, являются жемчужиной не только для Белого моря, но и для всего мира. Можно не верить, что наши Соловки обладают какой-то энергией, которая пробуждает в человеческих душах не только тягу к красоте островов, а самое главное — тягу к Соловкам как к духовному месту. Можно не верить в это, если не быть знакомыми с такими людьми, которых Соловки поглотили своим очарованием только после одного посещения. Есть немало людей, которые, посетив Соловки, возвращаются сюда снова и снова, поселяясь здесь на всю жизнь в конечном итоге. Безусловно, очень многие из таких людей — паломники, приезжающие в действующий монастырь. Но что тянет других людей, не верующих? Ответ на этот вопрос однозначно найти нельзя, ведь Соловки живут в душах огромного количества людей. Всех их Соловки затронули по-разному. Мне кажется, что суть этого уникального притяжения — история Соловков. Многих просто зачаровывает пребывание в таком месте, которое особенно в летние месяцы может оставаться спокойным и теплым, как будто забывая все те события, которые сопровождали течение времени на Соловках, одновременно чувствуя и представляя себя в прошедших веках. После прихода к власти большевиков история Соловков временно прекращается и начинается новый момент, связанный с построением социализма. Тысячи репрессированных людей оказались в СЛОНЕ после 1922 года. Сказать, что осужденным там было несладко — ничего не сказать. Поэтому до сих пор живет страх в стариках, которые как-либо коснулись того уклада. После завершения работы СЛОНА в 1939 году, с 60-х начинается возрождение соловецкой архитектуры. После того как к власти пришел М.С. Горбачев, тут появляются первые монахи. И сейчас Соловки вновь возрождаются в плане духовности. Монастырь вот уже больше 10 лет действует и процветает.

А насчет будущего — правильно было бы вернуться к истокам и передать Соловки монастырю. Но есть причины, по которым можно пойти по другому пути развития. Во имя коренных жителей, во имя музея, который не позволил окончательно сгинуть монастырю, позволить населению развивать ресурсы, которыми так богаты Соловки. Туризм на Соловках — дело перспективное. Поэтому не развивать его — это лишить население Соловков источника основных доходов. Я думаю, что будущее Соловков — это дальнейшее развитие туризма, ведь это залог не только благополучия населения, но и Севера в целом. Ведь недаром бытует мнение, что Соловки — одно из красивейших мест на планете. И что было бы, если бы в России таких мест было мало?

5

Соловки — это кусочек истории всей России, и чтобы он был краше — нужно заботиться о нем. Сейчас на Соловках быстро растет число туристов, а это значит, что люди интересуются историей Соловков. На Соловках много памятников, и многие из них требуют ремонта. Самый большой памятник — это Соловецкий монастырь. Он перенес много пожаров, при которых сгорели ценности монастыря.

С одной стороны — это хорошо, что Соловки вызывают интерес у людей. С другой стороны, туристы не относятся к ним бережно. Им хочется выехать в отдельное от людей место, где они разжигают костры на сухих местах. Бывали случаи, что сгорали леса. Но есть и еще проблема: удлиняют полосу для аэродрома, чтобы на Соловки прилетали большие самолеты. При этом отходы, выбрасываемые самолетом, будут стекать в Святое озеро, и через несколько лет оно погибнет. Что сделать, чтобы Соловки не исчезли как памятник и заповедник? Нужно уменьшить число туристов, приезжающих сюда, и Соловки начнут расцветать. На восстановление памятников нужны деньги, и государство должно их выделить, ведь без прошлого не наступит счастливое будущее.

6

Сейчас Соловки начинают возрождаться. Проходит бедность, реставрируется монастырь. На Соловках появляются новые жители, новые проекты, касающиеся архипелага. Все это хорошо, но что будет с Соловками через 30–40 лет, если неграмотно вести развитие острова? А этим должны заниматься не только власть, но и каждый житель этого чудесного места. Представьте картину: Соловки через 30 лет. Многим людям — россиянам и не только — хочется посмотреть на Соловецкие достопримечательности. Но уже нет разрушенных зданий, старых неопрятных и плохо выкрашенных поселковых домов. Монастырь совсем другой: побелен, отреставрирован. Гостиница так и светится, зазывая туристов. Все места отдыха обработаны. Кому же не захочется съездить сюда, посмотреть на памятники?

И вот уже несколько лет от толп проносящихся туристов ломаются дороги, причалы, Соловки засоряются — груды хлама, искореженных и поломанных вещей, а главное — сломанные и уничтоженные памятники и загубленная природа Соловков. А зачем чинить и восстанавливать, чтобы через 10–15 лет опять все было сломано? Не лучше ли сразу ограничить эту разрушающую толпу туристов: вместо ста человек — десять, вместо ста автобусов — 2 или 3. Также надо полностью исключить «дикий» туризм — посещение острова неорганизованными группами. За таким туризмом невозможно вести контроль. Надо сделать так, чтобы за свое путешествие 10 туристов платили как 100 — и их бы это устраивало: они бы знали, что потратили свои деньги не зря.

На Соловках надо сильнее развивать научную сферу деятельности. Соловки должны быть научно образованы.

7

Соловки — уникальнейший уголок земли, который очень дорог мне. Этот остров удивительным образом соединил в себе необычайную красоту северной природы, своеобразные архитектурные памятники. В последнее время Соловкам уделяется все более пристальное внимание. Наверное, трудно найти на Земле вторую такую жемчужину, которая бы так манила к себе всех, кто хоть раз побывал здесь. Из рассказов бабушки и мамы я знаю, что в недалеком прошлом Соловки выглядели как-то уютнее, чище.

В чем же дело? То ли хозяева нерадивые, то ли все стали какими-то равнодушными ко всему окружающему: «Раз не мое, то и пусть пропадает», — неужели этот принцип теперь стал доминирующим в головах жителей поселка? Ведь зайди в каждую квартиру и увидишь: жить-то стали лучше, богаче, краше. Так почему же таким убогим выглядит наш поселок, наши Соловки? Куда ни кинешь взгляд — всюду одно и то же: грязно, недостройки, покосившиеся сарайчики и т.д. Наверное, новой власти стоит задуматься о благоустройстве поселка, а всем жителям попытаться приложить максимум усилий, чтобы у нас же самих стало чуть чище, красивее, культурнее. Тогда, может, и приезжающие будут более бережно относиться к нашему краю. Конечно, нам нужна хорошая воздушная, морская и телефонная связь, хорошие дороги, сервис. Но все это не должно нарушать законы природы, ее первозданность.

Насколько мне известно, будущее Соловков — за туризмом. Это прибыльная сфера. Но какой же от нее прок, если деньги от этого вида деятельности проходят мимо нашего бюджета? К чему может привести бесконтрольность за посещением Соловецких островов?

Наверное, стоит упорядочить въезд туристических групп и отдыхающих и строго следить за выполнением правил, введенных на территории заповедника. Не надо забывать об этом статусе — Соловки должны остаться уникальным уголком земли, они должны развиваться. Но всего должно быть в меру, я имею в виду цивилизацию нашего острова. На первом месте должна остаться матушка-природа, ее чистота и сохранность. Поэтому я вижу Соловки как своеобразный музей под открытым небом, охраняемый и оберегаемый нашим государством и нами, людьми. А хозяйству надо поучится у наших бабушек и дедушек. И на монастырь с оглядкой жить — вот у них все получается. Значит, больше души должно быть вложено. Вот и вся наука.

Взрослые о Соловках

* * *

Я здесь с 1946 года. У нас здесь много организаций, и каждый сам себе хозяин. Если на Соловках все будет делаться порознь — толку никакого не будет. Хозяин здесь — Остров, а не монастырь, не музей, не население. И его нужно содержать. Мы — дотационные, нас кормят туристы. Но чтобы они сюда приезжали, необходимо восстановить инфраструктуру жизни, а для этого необходимо помочь администрации — сама она этого сделать не сможет. И монастырь надо поднимать, он нам, пенсионерам, очень нужен.

* * *

В последнее время было разработано много программ развития Соловецких островов. Все они сейчас лежат на полках. Программы были написаны извне, а нужно, чтобы такую программу написали те, кто живет на Соловках, кто болеет за их судьбу. Есть план сохранения и развития Соловков, который был представлен на рассмотрение Министерству культуры и администрации Архангельской области. Но этот план, к сожалению, на Соловках не обсуждался.

* * *

Работаю на Соловках уже 10 лет. Я считаю, что Соловки — это не только достояние местных жителей, это достояние всемирного наследия, достояние России. Здесь — уникальное место со своими законами. Исторические законы этой земли — законы духовные. Их нужно проявить. И ключевую идею, и концепцию необходимо строить с учётом этих законов. Многое здесь сегодня внушает опасение.

* * *

Благодаря подвижнической деятельности многих людей здесь есть уникальные памятники. Храм — это, прежде всего, молитва, а экспонаты — в промежутках между молитвами. Музей — это часть монастыря, это экспонаты. В центре должна быть духовность, ибо если умрёт молитва и её носитель — грош всему цена.

* * *

Концепции возрождения Соловецких островов были и ранее. В течение 10 лет я наблюдаю за происходящим на Соловках и вижу, что несмотря на то что здесь есть муниципальное образование «Соловецкий район», здесь присутствует многоначалие: каждый сам себе голова и пытается устроить жизнь так, как ему удобно, выгодно. Порой даже обходя все законные правила. Если жизнь на островах будет продолжаться в таком же русле, то ненадолго хватит природных ресурсов, а негативное влияние многовластия на таком крошечном острове ощущается уже сейчас.

* * *

Обращаясь к нашей основной теме, мы должны решить, что мы хотим: возрождать или развивать Соловецкие острова. Если возрождать, то какой период — монастырский, лагерный, период учебного отряда? Мое видение: Соловки являются таким исключительным местом потому, что на протяжении пяти веков наши предки создавали духовную жизнь. И эта духовность, которой все пропитано, привлекала, привлекает и будет привлекать. У нас существуют памятники, ради которых сюда приезжают власть держащие. Ключевым вопросом для нас должно быть восстановление памятников — если их не будет, никто на острова не приедет, и мы ничем не будем отличаться от других. Большинство людей приезжает только ради того, чтобы посмотреть на памятники, узнать историю Соловецкого монастыря.

* * *

В оперативном управлении Соловецкого лесхоза в настоящее время находится лесной фонд на площади 27602 га, что составляет 95,6% территории Соловецких островов. Все леса являются лесами 1 группы, имеющими историческое значение. Собственность Российской Федерации на лесной фонд Соловецких островов оформлена и зарегистрирована лесхозом в установленном порядке. В связи с этим вся деятельность на территории лесного фонда должна быть подчинена нормам и требованиям лесного законодательства.

* * *

Я живу здесь 16 лет и помню, как шло развитие Соловков. На сегодняшний день я очень обеспокоен тем состоянием Соловков, в котором они находятся.

* * *

Население здесь всё приезжее, не имеет корней. Здесь никогда не было единства, единой точки зрения. Так как я здесь живу, мне не безразлично, что будет происходить дальше.

* * *

Зарабатываем в основном летом — в сезон туризма. Будущее развитие Соловков, конечно, задевает, так как прирастаешь душой. Я думаю, невозможно разрушить духовность острова, которая ощущается здесь каждым. Но её нужно поддерживать. Я заинтересована в притоке туристов на Соловки, как следствие — приток денег, на которые мы и живем. Соловки сами себя не прокормят.

* * *

В 1969 году на базе памятников истории и культуры начинает функционировать на правах краеведческого Соловецкий музей-заповедник, который в 1974 году реорганизуется в самостоятельный государственный. Будущими многочисленными правительственными и дублирующими их областными решениями предполагалось создать некий всеохватывающий комплекс, подчиненный одной идее — сохранению и использованию памятников истории и культуры и природного ландшафта с одновременным наращиванием потока туристов. Так была создана Объединённая дирекция СГИАПМЗ 1, был подготовлен проект Положения о коммерческом музейно-туристическом, производственном комплексе Соловки. Но даже в условиях централизованной советской экономики не было найдено пути к созданию монопольного многопрофильного музейного образования.

* * *

Живу здесь 20 лет. Я ознакомилась с концепцией музея-заповедника: «сырой» документ, требующий доработки. Он не выдерживает никакой критики, хотя в нем есть рациональные зерна. Документ ни с кем не обсуждался — это самое слабое место. Обсуждение общей линии, по которой должны двигаться Соловки, — очень позитивный момент. Мне ближе модель «живой территории», так как мне кажется, что Соловки теряют ауру не только духовности, но и душевности. Нам необходимо выработать общую идею и договориться. Все наши проблемы — психологические. Мы просто не можем, не умеем или не хотим договариваться друг с другом. У нас русская привычка объединяться не «за», а «против», в результате — нас не считают силой и серьёзно не воспринимают. Но мы ведь не можем поменять население. Необходимо серьёзно заняться детьми, обеспечить им достойное образование и достойную жизнь.

* * *

Мне кажется, на сегодняшний день нет возрождения Соловков, есть угнетение. Соловки превращаются в Кипр. Идет вымогательство денег из людей: безумные деньги берутся за экскурсионное обслуживание, которое не соответствует по качеству никаким стандартам. Человек, покупая путевку, ожидает получить за нее определенный сервис. Приезжая сюда, он понимает, что люди едут на Соловки не за физическим отдыхом, релаксацией, а именно за отдыхом для души. Нужно не вымогать деньги, а сделать так, чтобы люди сами оставляли здесь деньги (улучшить обслуживание, выпускать сувениры и т.д.). Соловки умирают духовно. Люди уезжают расстроенные, потому что они сталкиваются здесь с очень большими проблемами.

* * *

На Соловках живёт около 200 детей. Дети на Соловках необычные. Они в гармонии с природой — открытые, душевно чистые, очень спокойные, медлительные. Им свойственна созерцательность. Они ничего не боятся. Но им сложно учиться. На уроках слушают 10–15 минут, а потом отключаются. Зимой на уроках вообще спят — усталость, гиподинамия, авитаминоз. Дети мало видят другого, они ни в чём не заинтересованы. Многие не видят смысла в учёбе. Только 30–40 человек активно учатся и занимаются в кружках. Дети не приспособлены к жизни на материке. Те, кто поступает в учебные заведения, как правило, возвращаются через некоторое время назад. Они не могут там жить.

* * *

Самое тяжелое время для соловчан — зима. Если прекратятся навигационные перевозки, будет еще тяжелее, так как доставлять продукты в этом случае придется за очень большие деньги, а население голодным оставлять нельзя. Я — за реальность планов. Не хочется, чтобы что-то одно перевешивало. У каждой из сторон есть свои сильные стороны.

* * *

На сегодняшний день больше склоняюсь к модели «живых» Соловков. Я думаю, что монастырь будет набирать силу, и этот остров, как и раньше, будет принадлежать монастырю. Но это должно происходить не насильственно и не методом каких-то революций.

* * *

Все системы жизнеобеспечения находятся в плачевном состоянии. Практически половина построек возведены до 1918 года: они ремонтируются, но фундамент уже никуда не годится — на ремонт уходят огромные деньги. Необходимо строительство нового жилья, так как многим просто негде жить.

* * *

Последнее время на Соловках накапливается все больше и больше мусора — скоро мы в нём утонем. На острове нет согласованности в действиях главных субъектов. Никто не решает проблемы населения. Может быть, это из-за того, что нет какого-то единства власти, нет человека, который бы отвечал за это. Нужно решать проблемы тех, кто здесь живет. Все должно развиваться постепенно, не спеша.

* * *

История Соловков не заканчивается монастырём. То, что прошло за 20 лет конц-лагерей — это школа, раковая клетка создания новых норм. Осмысление этого и работа с этим — задача светской власти, а не монастыря. Нужна государственная программа по Соловкам.

* * *

На Соловках я живу более 20 лет и здешние проблемы знаю «от и до». Мы не должны говорить о возрождении Соловков (возрождать лагерь?) — целесообразней и правильней было бы говорить о развитии. Возрождать мы должны духовное. Что же касается социальной сферы, инфраструктуры, туризма — все это должно относиться к развитию. Изначально на Соловках основной формой управления было единоначалие: монастырь — ОГПУ — воинская часть. Развал и многоначалие начались с 60-х, когда возник сельсовет и началась делёжка острова. Каждый тянул одеяло на себя. В результате — хозяина нет, инфраструктура разрушена. Пока на Соловках не будет максимум двух хозяев — порядка здесь никогда не будет. Одним из хозяев должен быть монастырь, с его пятисотлетней историей, другим — Национальный парк, который отвечает всем требованиям и положениям о национальном парке. Вот тогда у нас будет нормальный положительный результат, где присутствует как возрождение духовности, так и территория для туризма, для паломничества, место сохранения природных ресурсов.

* * *

За почти 500-летнюю историю на территории островов монастырь создал то, что сегодня на Соловках является «яблоком раздора». Бывшие объекты монастыря, ставшие культурным наследием, история Соловецкой обители активно используются музеем-заповедником для достижения собственных корыстных целей. Как известно, путь к скандальной славе лежит через деньги и власть. Мощное финансирование своей власти из федерального бюджета музей уже имеет, второй этап — подступы к реальной власти — мы уже переживаем.

В свете развития социально-экономических отношений видится следующее:

— преобразование СГИАПМЗ в местный краеведческий музей;

— передача архитектурного ансамбля «Соловецкий кремль» Спасо-Преображенскому Соловецкому ставропигиальному мужскому монастырю;

— создание церковно-исторического музея-мемориала на базе памятников истории и культуры бывшего Соловецкого монастыря;

— разработка обоснований для организации Государственного национального парка (или Церковного природного парка), а также заказника «мыс Белужий»

— усиление роли и повышение ответственности муниципальных и областных органов власти в сфере социально-экономических отношений;

— ужесточение процессов застройки в границах расположения средневекового монастырского поселения;

— создание основы для развития паломничества наряду со светским туризмом.

* * *

Я считаю, что мы уже созрели для того, чтобы объединиться какой-то идеей. Мы всё время что-то изобретаем, ищем какой-то свой путь, а нужно во главу угла ставить дело. И решать вопросы исходя не из амбиций (что сейчас происходит), а исходя из интересов дела.

* * *

Значимость обсуждения данной проблемы мне представляется чрезвычайно высокой, поскольку для того, чтобы действовать сообща, нужен некий идеал, социально значимый идеал, который соответствует соловецкой идее и вокруг которого будет объединяться концепция развития. Раньше такой идеей выступала задача привлечения сюда туристов. Сейчас мы «расхлёбываем» последствия — остров оказался не готов к растущему потоку туристов. Нельзя заниматься решением проблем без учета того, что было когда-то — без истории Соловков. Но резких движений для перемен делать нельзя — это губительно для острова. Соловки — это изначально место диалога. Нужно разработать приемлемые формы этого диалога, обозначить значимые для всех приоритеты — это очень важно. Должен быть особый устав поведения на Соловках, где было бы прописано, что можно, а чего нельзя здесь делать.

* * *

Соловки — это типичный пример того, как государство провалилось, претерпело самую катастрофическую неудачу. Что государство может сделать на Соловках? Дать или не дать денег.

* * *

Сегодняшняя концепция развития Соловков неприемлема, так как в ней отражены интересы одной структуры — музея. Главные проблемы острова — взаимодействие муниципалитета, монастыря и музея. На острове возникают новые предприятия, которые не считаются ни с монастырём, ни с муниципалитетом. Чем занимается муниципалитет? Вода, тепло и мусор. Решать многочисленные проблемы острова с бюджетом 3 миллиона невозможно (а у музея — 30 миллионов). Перспектива устойчивого развития — развитие щадящего туризма (в том числе паломнического). Должны быть нормальные гостиницы, несколько туристических фирм, а не монополия музея. Каждый житель острова должен иметь возможность заняться туризмом.

На Соловках нет службы главного архитектора. Проблемы Соловков: правовое поле существует, но вопрос в том, кто и как выполняет законы. Проблемы кадров — качества и количества грамотных, инициативных людей. Единственный источник ресурсов — музей. Он реально привлекает специалистов, используя федеральные ресурсы. Можно привлечь деньги на коммунальную инфраструктуру, но нет квалифицированных специалистов. Проблемы инженерии — качественный водозабор, водоснабжение, очистка. С точки зрения санитарии, строить ничего нельзя — нет очистительных систем. Проблемы звукового дискомфорта (дизельная станция). Монастырю не потянуть поддержание памятников. Мы поддерживаем музей, потому что он заполняет вакуум безынициатив-ности.

* * *

Нас вопрос структурного управления не так волнует, как вопрос культурной атмосферы на Соловках. Соловки должны быть культурным центром не только для нас, но и для всей России. Это должен быть остров культуры и искусств. Ситуация со строительством, с реставрацией внушает большие опасения. Соловки, оказавшись на пороге туристического бума, обнаружили полную неготовность к этому. Но если мы будем с пренебрежением относиться к проблеме сохранения памятников, то потом уже нечего будет восстанавливать. На Соловки приезжают известные архитекторы, художники, которые готовы участвовать в развитии культурной жизни Соловков.

* * *

Произошло то, чего не происходило последние 10 лет. Мы впервые настроились на доброжелательную волну, когда можно думать и говорить искренне, охватить все слои нашей жизни, рассмотреть свои проблемы со всех сторон. Зажил диалог, который должен быть продолжен. Мы поняли, что закончилось время созерцательности, мы почувствовали опасности, подстерегающие Соловки. Мне хотелось бы, чтобы те живые нити, которые здесь протянулись друг от друга, не нарушались далее.

* * *

Мы получили, испытали возможность жить не рядом друг с другом, как раньше, а вместе. Раньше мы жили как отдельные острова. Мы свыклись с разобщённостью, которая стала нормой. С приезжающими сюда мы легче находили общий язык, нежели друг с другом. Здесь мы услышали друг друга, научились уважать мнение друг друга.

* * *

Последние два года я жил «на чемоданах» — уже собирался уезжать. Здесь отогрелся. Люди слушали друг друга. Нужно попытаться сохранить «свои» Соловки. Я вернулся к прежней надежде гармонизировать отношения главных сил Соловков.

* * *

Сухую административную машину победить можно только теплом и добром. Здесь, на Соловках, без Бога и доброго дела жить нельзя. Сейчас Соловки распродают. Нельзя допустить это.

* * *

Раньше человеческое общение почти отсутствовало, говорили только о делах. Появилась возможность объединиться. Нам нужно чаще контактировать друг с другом, тогда жить будет интереснее.

* * *

Семинар прошёл плодотворно. Появилась надежда, что увидим некий нужный нам план обустройства нашей жизни. То, что предлагалось ранее, было слишком материализовано, а здесь на первом плане мощная духовная сторона, которая раньше не учитывалась.

* * *

Это место ещё недооценено. Необходимо принять особый закон об охране православных святынь, таких как Соловки. Отдельные законы есть, а такого — нет. Нет законодательных рамок для взаимодействия отдельных субъектов на территории таких мест. Здесь сам Остров командует, задаёт рамки, задаёт правила общественного поведения для ныне живущих.

* * *

Эта земля полита большой кровью. Я всё время жду, что произойдёт чудо, что здесь не будет монополиста, а все жители будут принимать участие в организации жизни на Острове.

Соловки — место силы и концентрация сильных личностей. Здесь я осознала необходимость создания сильного сообщества, где каждая сильная личность в процессе обогащающего общения с другими во сто крат усилит силу этого места.

Идеи о Соловках

(выборочные документы семинаров)

Основные идеи и выводы

1. Соловецкая миссия. Соловки представляют собой одну из географических опорных точек духовной, национальной, культурной, исторической и государственной самоидентификации. Памятники эпохи неолита, величайшие памятники православной культуры, память раздавленных лагерем людей — всё это ценности, выходящие по значимости далеко за рамки посёлка Соловецкий, Архангельской области и даже России. И всё это одновременно фон и среда, в которых происходит обычная хозяйственно-экономическая и социальная жизнь местного населения, деятельность частных и государственных организаций.

2. Необходимо изменить акценты государственной и местной политики в отношении Соловков. Речь должна идти не о «развитии» и «возрождении», а об адаптации территории особой культурно-исторической и духовной ценности (в дополнение к этому и островной) к современным условиям жизни и хозяйствования. Иными словами, вхождение Соловков в современное экономическое пространство, неизбежное вовлечение их в процесс всероссийской и мировой глобализации и коммерциализации не должны привести к потере культурного, духовного и природного своеобразия этого места.

3. Не стоит спешить с принятием тех или иных решений, поскольку необдуманные действия в отношении Соловков, разрушающие эту уникальную среду, могут быть хуже бездействия.

4. В разработке перспективной модели Соловков и механизмов адаптации необходимо учесть огромный опыт и материалы, накопленные за 35 лет исследовательской деятельности Соловецкого музея, а также опыт 500-летнего освоения этих территорий православными иноками. Учесть многообразие мнений и представлений о дальнейшем развитии ситуации на Соловках.

5. При разработке различных соловецких программ, а также при практической их реализации приоритетным считать не ведомственные и институциональные интересы, не сиюминутные тактические выгоды, а вневременной масштаб существующих ценностей и стоящих задач.

6. Решения всех перечисленных задач искать в рамках существующего правового поля, но не аппаратными средствами и методами, не правилами свободного рынка, а особым механизмом — через серию дискуссий, семинаров, конференций и форумов с привлечением экспертов, специалистов по управлению, с учётом российского и мирового опыта решения подобных проблем. Возможно формирование постоянно действующей специальной конференции как консультационного органа власти по вопросам государственной идеологии, адаптации особо ценных территорий, сохранению культурного и природного наследия и т.п.

Предложение о воссоздании православной общины святителя Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого при Спасо-Преображенском Соловецком ставропигиальном мужском монастыре

На Соловках проживает много верующих, их число все увеличивается.

Много и людей, не входящих в церковные стены, но по очень многим позициям солидарных с верующими.

Эти люди обеспокоены многим из того, что сейчас происходит на Соловках. У них есть и свои представления о том, в каком направлении должно идти развитие Соловков — в интересах церкви, российского народа, государства и местного сообщества. Но этих людей пока не слышат, они не соорганизованы.

Вокруг монастыря сегодня идут сложные противоречивые процессы, имеющие в себе наряду с позитивными моментами и много вещей, вызывающих вопросы и несогласие. Монастырь же по своей природе ориентирован на молитву, и задачи прямого общественного действия в миру не являются для него органическими и первоочередными. Это приводит к тому, что многие принципиальные решения, прямо влияющие на судьбу Соловков на десятилетия вперед, принимаются без учета позиции как монастыря, так и жителей Соловков.

В 1987 году на Соловках была образована православная община святителя Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого. В то время ее главной задачей было возрождение церковной жизни на Соловках. В последующие годы средоточием церковной жизни стал возрожденный Соловецкий монастырь, и в деятельности общины на тот момент отпала видимая надобность.

Однако сегодня есть необходимость в том, чтобы благонамеренные, инициативные и деятельные жители Соловков, признающие особую роль Православной Церкви в этом святом месте, объединились. Пока они всего лишь «население», с ними, как правило, не желают считаться. Необходимо организовать людей, дать им возможность превратиться в оформленную общественную силу, имеющую свой голос, свою позицию.

Задачи православной общины святителя Филиппа, митрополита Московского и игумена Соловецкого

1. Организация мирян для всемерной помощи монастырю.

2. Содействие в восстановлении и поддержании духовной среды Соловков.

3. Работа по формированию позиции местного сообщества по отношению к перспективам развития Соловков.

4. Привлечение внимания православных и сочувствующих православию людей России и мира к проблемам Соловков, формирование общественного мнения.

5. Анализ происходящего на Соловках по отношению к основным ценностям Соловков.

6. Формулирование «Соловецкого топоса» — духовного и общественного устава этого места.

7. Организация общественного совета для взаимодействия православной и внецерковной общественностей.

8. Привлечение профессионалов для формирования программ развития Соловков, приемлемых для местного сообщества, а также для помощи местному сообществу в реализации конкретных проектов.

К стратегии развития Соловецкого музея-заповедника

1. Понимание участниками семинара музейной стратегии.

Стратегия Соловецкого музея базируется на идее превращения музейной деятельности исключительно в коммерческую. При этом происходит подмена приоритетов и ценностей — не коммерция работает на музей (что, в принципе, возможно и желательно), а музей на коммерцию.

По сути музейная концепция — это бизнес-план одного из хозяйствующих субъектов рынка по превращению культурных и природных ресурсов Соловков в товар и музея в основного монополиста по использованию этого товара.

Музейная концепция опирается на ряд принципиальных идей:

— о необходимости поиска нового, так как старые и традиционные музейные технологии себя исчерпали;

— о превращении культурного наследия в производственный ресурс;

— о превращении музея в главный инструмент использования этого ресурса.

Миссия музея по версии авторов — производство услуг, необходимых людям для поиска и освоения новых моделей развития.

2. Опасности принятой стратегии.

Не отрицая неизбежность рыночных отношений и рынка как универсального и наиболее эффективного регулятора экономики, участники семинара видят некоторые опасности бесконтрольного и не взвешенного перехода к рынку.

Ускоренное вовлечение Соловецкого музея и Соловков в целом в процессы рыночной экономики может привести к потере уникальности историко-культурного пространства общероссийского и мирового уровней и обесценивания соловецких духовных, природных и культурных ценностей.

Музей в своей стратегии непрофессионально обходится с природной составляющей комплекса.

Соловки — не самое лучшее место для проведения этого инновационного эксперимента в культуре.

3. Отношение к стратегии и предложения на рассмотрение.

Музей, являясь учреждением культуры, не должен подменять институты власти, не должен ставить коммерцию и политику во главу угла своей деятельности.

По мнению участников семинара, Соловецкий музей до настоящего времени далеко не исчерпал традиционные музейные технологии и формы работы в области показа всей глубины соловецкой и поморской культуры.

Музейные инновации на Соловках, учитывая их исторический потенциал, видимо, должны лежать в плоскости внедрения новых технологий музейной работы, а не в области пересмотра традиционного отношения к наследию.

Миссия Соловецкого музея — часть миссии Соловков.

Традиционные задачи музея:
— изучение,
— сохранение,
— просвещение.

Особенность Соловецкого музея — это музей пространства.

Отсюда дополнительные задачи.

Сохранение культурного, исторического, духовного и экологического баланса пространства, сохранение духа места.

Музей как средство познания уникального пространства.

Музей как посредник между человеком и местом.

Демонстрация многообразия форм бытия в пространстве.

Участники семинара обращаются ко всем должностным лицам, от решений которых зависит судьба Соловков, с просьбой еще раз переосмыслить идеологию, стратегию и модель, предлагаемую для реформирования Соловков.

Версия для печати