«Соловецкое море» как способ постижения Соловков

Василий Николаевич Матонин, доцент кафедры культурологии Поморского университета, кандидат исторических наук, член Союза писателей России, прожил на Соловках двенадцать лет да и сейчас не теряет связи с архипелагом. Об островах, монастыре, о прошлом и настоящем может рассказать как ученый-историк, поэт, православный верующий и просто «местный житель». Но сегодня мне бы хотелось представить его в качестве председателя совета «Товарищества северного мореходства» и задать несколько вопросов о деятельности этой общественной организации.

— Василий Николаевич, когда и кем на Соловках было создано Товарищество? Чем занимаются «сотоварищи»?

— Мы получили официальный статус три года назад, а неформально заявили о себе в начале 90-х годов. Товарищество объединяет тех, кто не отделяет личную судьбу от Поморья и России, которая, как известно, «больна Соловками». С нами сотрудничают люди разных профессий — ученые, художники, моряки, предприниматели. Нас объединяют личные дружеские связи, деловые, научные интересы, единство, а иногда и дискуссионная оппозиционность мнений.

Это соответствует характеру противоречивой и яркой личности Сергея Морозова, вокруг которого сложилось Товарищество. Морозову принадлежит идея возрождения традиционного парусного мореходства на Белом море. Его называли непризнанным философом и неизданным поэтом, дилетантом-археологом и блестящим краеведом.

На Соловецкие острова он впервые приехал как турист и понял, что попал на духовную родину. Работал в музее, занимался научными исследованиями, а кроме того, организовал мореходный класс для местных подростков, потому что и сам был мореходом-яхтсменом.

Я в ту пору привез на Соловки из Архангельского яхтклуба несколько старых швертботов, что и положило начало «флоту», адмиралом которого на первых порах была директор лесхоза Римма Борисовна Шолохова. Морозов нашел единомышленников на Соловках, в Онеге, Архангельске, Москве и Санкт-Петербурге, составляющих сегодня совет Товарищества, определил основные направления деятельности. К сожалению, при жизни Сергея наши планы не были осуществлены, а его книги оставались неизданными. В январе 2001 года он погиб.

— Есть ли политическая подоснова в вашей организации?

— Если бы вы спросили об этом год назад, я бы с чистой совестью заявил, что нет и быть не может, что наша принципиальная установка — в отсутствии каких-либо политических или  коммерческих целей. Сейчас скажу по-другому, менее определенно: мне бы хотелось заниматься исключительно благотворительной деятельностью, с благодарностью принимая благотворительность от тех, кто благоволит к нам. И тот, кто принимает пожертвование, и тот, кто благотворит, спасают свою душу.

Все более убеждаюсь в том, что в экономике российского общества были чрезвычайно значимы и до сих пор не вполне утрачены духовные основания. Когда мы слепо переносим западные модели хозяйствования на русскую почву, они работают плохо. Нельзя не учитывать «человеческий фактор»: характер русского человека, его специфическое отношение к собственности, к земле, к морю.

Главные направления деятельности Товарищества — изучение истории и культуры Северной России в ее неразрывной связи с духовными традициями, а также морской практикой. Поморы говорили, «кто в море ходил, тот Богу не молился».

Мы пытаемся сотрудничать с частными лицами и со всеми заинтересованными организациями. Во взаимодействии со Спасо-Преображенским монастырем, Соловецким государственным музеем-заповедником и местной администрацией Товарищество поддерживает работу мореходного класса, изыскивает средства для проведения работ по реставрации шлюпочного амбара на Сельдяном мысу, разрабатывает программу возрождения традиционного судостроения, осуществляет просветительскую и научную деятельность.

Восстановлена Петровская часовня на берегу монастырской гавани, построен небольшой понтонный причал,  поставлен крест на месте Варваринской часовни, изготовлен по нашему заказу и освящен наместником монастыря архимандритом Иосифом поклонный крест, который будет установлен в море на корге, где он исторически находился, указывая путь к Царской пристани бухты Благополучия.

Были изданы три книги Морозова, его исследования, посвященные Соловкам, карта архипелага (совместно с московским Институтом природного и культурного наследия). Репринтным способом переиздана книга конца ХIХ века об истории Соловецкой обители. Готовится к печати третий номер историко-краеведческого и художественного альманаха «Соловецкое море»: Такова наша «политическая подоснова».

— Почему альманах  называется «Соловецкое море»?

— «Море соловецкое» — образ «моря житейского», в котором есть свои «Глубины», «Острова», «Отражения», «Хождение по водам» и течение времени «Текущее» — так называются наши рубрики. В «Хождении по водам» — материалы о морской практике в Беломорье, «Глубины» раскрываются в научных исследованиях, «Отражения» посвящены живописи, «Острова» — художественной прозе и поэзии, «Текущее» — проблемам настоящего.

— Откуда берутся средства на издание книг?

— Деньги на бумагу и типографские расходы мы находим у благотворителей. В частности, благодаря помощи и связям московского предпринимателя Дмитрия Лебедева. Редколлегия работает за идею, бесплатно. Московское издательство «Фолиум», насколько мне известно, тоже не получает доходов от изданий Товарищества. Однако на средства от реализации одной книги издается другая. Такая вот цепочка. Деятельность складывается не благодаря обстоятельствам, а вопреки. И это нормально. Инобытийность — одно из проявлений «соловецкой идеи».

— Чем вам запомнилось прошедшее лето? Что удалось сделать Товариществу?

— Большую часть трудового отпуска я со студентами ГИТИСа, со товарищами да паломниками камушки носил.

— Зачем?!

— Время собирать камни: Мы устанавливали «голгофу» — сруб для поклонного  креста в море, напротив Святых ворот. Крест будет организовывать пространство у моря, возле западной стены монастыря, указывать на опасное для судовождения место. Отец Иосиф благословил установить крест зимой, на Крещение, когда в бухте Благополучия встанет лед. Кстати, этот крест, изготовленный Георгием Кожокарем в монастырской кресторезной мастерской, является настоящим произведением искусства: на нем вырезаны изречения из Священного Писания о значении креста для спасения человека. 

- А студенты ГИТИСа каким образом оказались причастны к этой работе?

— Они сами изъявили желание потрудиться с нами. Приехали на Соловки. Бригада получилась дружная.  Когда мы носили камни, каждый решал свою духовную проблему, но всем, по-моему, стало понятно, зачем и каким образом работали в Соловецком монастыре трудники, каким образом и с чьей помощью им удавалось поднимать многотонные валуны. 

- Какие еще новости вы можете сообщить нашим читателям?

— Скоро в Интернете можно будет найти сайт Товарищества. В конце августа — начале сентября мы ходили в историко-этнографическую экспедицию по Онежскому заливу. Исследовали Кондостров, остров Большой Жужмуй, архипелаг Боршовцы и другие, менее известные острова. Путешествовали мы на судне «Историк Морозов», построенном год назад в Петрозаводске, а летом освященном на Соловках. Но одно из самых значительных дел - начатое строительство яхты «Святой Петр». Это копия знаменитой двенадцатипушечной  голландской яхты «Святой Петр», построенной в Архангельске в 1693 году специально для Петра I.

— Не подменяете ли вы, не дублируете ли деятельность Соловецкого музея?

— Ни в коем случае. Мы предлагаем посильную помощь. Если в экономике посягательство на общую «территорию» разъединяет, то в сфере культуры должно быть наоборот, иначе либо с экономикой не все в порядке, либо с культурой.

— Василий Николаевич, как бы вы охарактеризовали атмосферу, настрой, существующие сейчас на острове?

— Все как в государстве Российском, но в форме гротесковой, символической. В конечном итоге для нас и наших потомков имеет значение даже не то, кто и как поделит власть, Соловецкий кремль или соловецкую природу (траву можно покрасить, стены побелить), а в том, что мы при этом сделаем с собой и своей бессмертной душой.


Беседовала Валентина Музыкина

Архангельский епархиальный вестник

Версия для печати